Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

ПЖ

Сгоняли в Таллинн.

На автобусе. Через Ригу.
И не сейчас, а в июле.
Воздух прохладный стоял. Казалось, лето так и не включат на полную.
Ан, вот и нет - нынче все отлично работает, спасибо Небесной Канцелярии. И можно жить на даче, не боясь холода и сырости. И иногда возвращаться домой, ужасаться городу, мыться, стирать и есть фрукты, грибы и ягоды. Которые на даче не растут. Впрочем, земляника уродилась отменная и держалась даже первую неделю августа. Собирала ее, пока коленки, постоянно сгибаемые, не заболели. Малины вот, правда, маловато, а грибов нет совсем.

Так все-таки, заглянем в Таллинн.

Очень не хочется пытать вас домиками, черепичными крышами и шпилями башен.
Я знаю: смотреть чужие фото из путешествий - сущая мука. Совсем другое - пребывать в атмосфере города самому!

Поэтому для начала начну пытать вас фотосетом, дорогие товарищи, друзья и читатели.
Это не просто так - фотосет на планшете. Это образ идеального мужчины.
Он духовный, мертвый, загадочный и всегда молчит. Только кажется, что внутри ничего нет. Внутри него - красота, духовные эманации и мистическое сладострастие. А если кинуть туда рукопись со стихами и мудрыми изречениями, там будет магический текст. Одни люди в городе, чем-то похожем на Таллинн, сделали такого из глины и закладывали ему в рот всякую агрессивную ерунду. Я склонна думать, что та попытка была неудачной.

Вы только взгляните на этого красавца - совсем другое дело!






Collapse )


Таня входит в контакт с представителями цивилизации чаек





Collapse )


На кладбище мы не успели, но барахолку отыскать удалось.
Описание маршрута сводилось к тому, что надо идти правее мемориального паровоза.
Мы пошли, обошли эти, с позволения сказать паровозы (их покажу под катом),
но ничего кроме бомж-рынка не обнаружили.
И все-таки мы пошли дальше:





Collapse )

Все фото любезно предоставила Таня Коростылева
ПЖ

Ереван - город горный, просторный.

О поездке в Ереван никогда и не думала; это была целиком Настина идея.
"Один с изумлением смотрит на запад, другой с восторгом глядит на восток." Я, в своей всегдашней погоне за модерном, грезила Барселоной, Парижем, Веной. Ригой на худой конец. А Настя все мечтает о Китае с Японией. Или вот Тбилиси с Ереваном.
Вот ее мечта - синица в руках - исполнилась: мы слетали.

Ереван встретил нас почти тропическим ливнем, сменившимся майской погодой. По всему городу цвели сакуры (яблони, абрикосы, вишни и персики), местами высыпали крошечные фиалочки, вдоль улиц - тюльпаны. Все напоминало какое-то ВДНХ, хотя здания там преимущественно из туфа. Но дух некой архаичности и торжественности - словно в старое доброе время попадаешь, но не в СССР, а в параллельную реальность. Я долго чесала репу размышляла, чтобы как-то это ощущение, почти пугающее, но и чарующее, для себя рационализировать. Отчасти поняла - нет засилья свежей пластмассы, сайдинга и новейших строительных примочек. Все уютное, человечное, и нет ничего страшного. Не давит ничего. Даже свойственная огромному городу суета не гнетет. Нет там и мистики, ну почти. И никаких маньяков не бывает - никогда. Милые дети везде бегают, взрослые им радуются. Они могут одни играть. Люди добрые, приветливые. Еда вкусная. Но надо припасать довольно прилично денег, потому что хочется купить всякого побольше: и сувениров - ковровых сумок на Вернисаже, и авторских работ, и местных пейзажных агатов. Хочется попробовать национальной кухни - она вся диетическая и при этом вкусная: армяне не едят ничего острого, разве только бастурма. Хочется купить на рынке севанской форели и приготовить ее немедленно. А потом запить ежевичным вином. Но для этого надо было селиться в хостел, а мы выбрали цивильный отель. Ну да ничего, еще раз съездим...

Штопор у меня отобрали на таможне, там даже игрушечные пистолеты у детей конфискуют. Не пропускают никаких банок емкостью больше 200 мл (прощай мицеллярная вода).
Зато в Ереване можно доехать от аэропорта до города на маршрутке примерно за 30 р на наши деньги.
Да, кофе там на улице стоит (зерновой, качественный!) 10 рублей (100 драм).

Метро состоит из одной линии с невероятно сложными названиями. (Вообще, все что написано, написано по-армянски. Кто языка не знает - не прочтет, все как будто на индийском. Индийцы в городе тоже, кстати, имеются, говорят - они из Ирана в алкотуры приезжают.)

Маршрутки ереванские - отдельная песня. Ни на одной остановке не значится никаких номеров. Зато почти каждый взрослый человек знает какой номер куда едет. И все знают русский.
И все, все наши ровесники, с кем мы беседовали, жалеют о распаде Советского Союза!
Долго блуждать и спрашивать дорогу нам не пришлось ни разу. Но вот в сами маршрутки народ набивается по максимуму и едет в форме буквы зю. А поскольку все воспитанные и деликатные, ухитряются еще и место старшим уступить. Но если присесть невозможно, то тогда езда похожа на экстремальный спорт. Особенно по маршруту №50, который везет пассажиров с приличной скоростью по чему-то, здорово напоминающему горный серпантин.



Это каскад. Если будем в мае себя хорошо вести, туда еще и воду дадут. Внутри там галерея искусств.

Collapse )

ПЖ

Сливаясь с осенью

В каждом дворе есть волшебные уголки, пустыри, занорыши. Там словно бы кто-то живет, смотрит на нас, как мы идем мимо. Разговаривает с нами, когда мы гуляем.
Около электрички до недавнего времени прятался за забором такой крошечный "зеленый треугольник среди стальных путей". Летом там яростно орали по ночам соловьи, прямо гремели. Я все пыталась ПЕ приучить их слушать, но он больше джаз любит. А теперь вот забор этот самый снесли, и, может соловьи не захотят больше там жить.
Но это летом, а сейчас осень:





Collapse )
ПЖ

(no subject)

Электричка несется от города, людей много, настроение хорошее. Выходной!
Мимо заборов, изукрашенных граффити, мимо чахлых деревьев; грохочет по мосту мимо излучины Левобережья, мимо болота на Планерной тарахтит. Планерной, "Плашки". Загонят же людей в такое место! Развалюхи тамошние все обитаемы этой весной; на пороге убогой хибарки стоит адепт бомжебога, солнышку радуется.

Новоподрезково. Лестницу сломали, но делать новую не торопятся. Ручеек людишек-муравьишек с рюкзаками системы "арбуз", челночными сумками, тележками течет в обход. Бабка лезет через запретную зону на леснице, с трудом подныривает под строительную ленту, пытается протащить тележку, обмотанную резинками и веревочками. Мимо проходит пожилая панкушка с затейливой прической и лицом, неунывающим от пива:
- А если она навернется? Костей не соберешь! Совсем кук-ку! - волнуется панк-бабушка.
- Подлинно, ку-ку, - откликаюсь.

Collapse )
ПЖ

Девушка со стулом

Сперва куда-то волокли, потом где-то чем-то давили. А дальше, дальше в наших краях открылась барахолка. Барахолка из моих других давних снов – огромная, как целый квартал, уходящая за дома, далеко, в пространствия. Полная неведомых сокровищ – старых, изъюзанных. Напротив, через дорогу – большой прилавок с полками, весь загроможденный алюминиевой посудой – сковородками, кастрюлями. Продавец отсутствует, а сковородки с кастрюлями застыли в метафизическом измерении, приняли потусторонний оттенок, как бывает только в снах, да в яви у шизофреников. В жажде метафизического я рванулась к прилавку, сделала неверный шаг и провалилась в скрытую слоем грязи канализацию. Поползла вниз, утопая в коричневой жиже. Светлый круг над головой стал быстро уменьшаться. Я пыталась звать на помощь, но кто может позвать на помощь во сне? Голос обязательно пропадает. Последнее, что увидела снизу в окошке – мелькнувшее встревоженное лицо ПЕ – он бросился за помощью. Надежды нет, он не нырнет за мной, не вытащит. Соскальзываю все ниже, окно все меньше, коричневая жижа поглотит меня, меня больше не будет.
Я очень удивилась, что очнулась. На спине. Нос забит, грудная клетка сдавлена, ребра не движутся. Задыхаюсь.
Collapse )
ПЖ

Птичий рынок и коротко о разном

Птичий рынок на территории рынка "Садовод", неудачного чада "черкизона", переживает не лучшие свои времена. Продавцы снулые и малоподвижные; на вопросы о том, будет ли жить птичий рынок, предпочитают отмалчиваться. На территории свирепствует Харгилл - ломают какие-то металлические конструкции, и как всегда в последнее время, все куда-то ползет и смещается.
Работает милый уголок индейских товаров и рогов из Кении. В прошлые разы там был представлен широкий выбор чучелок тропических летучих мышей, но в этот раз сфотографировать их не вышло, наверно готы все раскупили.
Collapse )
ПЖ

Штаны цвета промокашки









Я купила их в любимом магазине Promod, что не упоминается ни в одном модном журнальчике, ибо не нуждается ни в какой рекламе… Так вот, и я не про магазин, я про штаны хочу написать: они такие удобные, бледно-голубоватые, выморочные; материал – теплый стрейч, похожий на бархат. Цвет – как у промокашки в школах нашего советского детства, - и мягкость, бархатистость – тоже совсем промокашечные. Когда я растроганно поведала девушке-продавщице, что были в наше время промокашки в каждой тетрадке, были перьевые ручки, которые вечно текли, и от которых даже у самых аккуратных ботаников были чернильные пятна на пальцах, - девушка вытаращила глаза, у нее все это не укладывалось в голове. Она, наверняка думает, что после гусиных перьев люди сразу перешли на шариковые ручки. Сейчас в магазине не только промокашку, самих чернил-то не купишь…

И вот, поползли, высветились воспоминания. Иногда ярко всплывает детство, а в этот раз – вспомнилось отрочество. Не самый лучший период в жизни, это все знают… И захотелось написать о том, о чем хотелось написать уже давно, но не было смелости. Может и правда не стоит писать на эту тему? Но хочется. В конце концов, мой журнал - что хочу, то и пишу. Кому не нравится, не стоит это читать. Никто не заставляет.
Collapse )
ПЖ

Абхазия - страна контрастов

Говорят, что театр начинается с вешалки, и, соответственно, вешалкой кончается. Если вешалкой, преддверием какого-то места считать поезд, то поезд «Москва-Сухум» битком набит стражами порога, и сам является таким стражем. Не ездите на нем, граждане! Много лишений претерпите!
Я боюсь самолетов – они разбиваются. Опасаюсь неопределенности: ехать до Адлера, а потом добираться на непонятных маршрутках. Я выбрала самый прямой путь в Сухум, но он оказался не самым легким, а возможно, даже самым тяжелым. Сперва в нашем вагоне вырубился титан, а потом – и кондиционер. Проводник задраил двери в соседние вагоны и собственноручно носил нам кипяток в чайничке…
Ничего, - мечтала я, - уж возвращеньце-то порадует комфортом. Ну что может напугать после всего перенесенного? Может, братцы! Ох, может, может %((((!!!
Жара и духота в вагоне на обратном пути были такие, что организм промок до трусов, до матраса, и непрерывно стекавшие капли пота образовали бы на полу лужу, если бы я не подставляла простыню, немедленно промокшую.
За воздухом приходилось выбегать на каждой остановке, а воды не было даже в вагоне-ресторане! За бутылочку хотелось отдать полцарства, полжизни. Но не было. Почти три часа поезд стоял на границе. Туалет все это время тоже был заперт, и испить железнодорожной воды так и не довелось. Когда он наконец тронулся, появись отдельные следы воздуха, а к ночи удалось добыть немного жидкости и слегка сполоснуть лицо в туалете.
Остальные сутки пути мы сушили штаны и майки. Ближе к Москве они просохли.
Страдания наши скрасили хорошие соседи, которые деятельно роптали, пытались распечатать вытяжки в крыше вагона, но выяснилось, что все эти вытяжки замурованы!!!
Осталось лишь сочинять способы казни проводников, начальников поезда и всех, кто устроил нам это ужасное приключение. Сошлись на том, что надо приковать к верхним полкам всю эту компанию в нашем вагоне – пусть едут с нами. И также, без капли воды, без выхода в туалет! Хуже, чем разделить нашу участь, ничего наши вареные мозги уже не придумали.

Что написать о самой Абхазии?
Там множество всякой экзотики: за чертой границы сразу начинаются заросли бамбука, на каждом углу произрастают бананы. Вместо наших кустарников всюду красуются инжир и усыпанные цветами олеандры, вместо тополей – платаны и эвкалипты, а сосны плодоносят гигантскими шишками и украшены неимоверной длины иголками. Пальмы так же банальны, как какие-нибудь березы и клены, и все это оплетает плющ. Множество маленьких ручейков и речек течет в городе прямо вдоль тротуаров, иногда пробиваясь сквозь асфальт, а роль малины выполняет колючая ежевика. Ежевику продают на рынке по 25 р. стаканчик и 50р. килограмм, из нее сварен компот в столовой, но собирать ее самому не просто – она колючая и за все цепляется. (Кстати, проезд в троллейбусе стоит 3р., в автобусе – 5р, а в маршрутке – 10!)
Разрушки и заброшки там на каждом шагу – что твои ларьки. Ларьки тоже имеются, часто тоже заброшенные, пустующие. Но чистые, без мусора, граффити и кала внутри. Мусор в Сухуме убирают, но без фанатизма, ненавязчиво. Однако город не выглядит грязным.
Собственно, фотографирование разрушек было одной из главных целей моей поездки, и большая часть следующих записей будет раскрывать именно эту тему. Но той романтической мрачности, которая присуща нашим родным отечественным развалинам, в абхазских руинах нет. Они веселые! Слишком быстро оплетает их плющ, живописно декорируя сломанные стены. Инжир радостно машет ладошками и показывает фиги из провалов окон, а южное солнышко все это ярко и жизнерадостно освещает.
Добро пожаловать в Сухум!
Бзиала шэаабэит!






Collapse )