Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ПЖ

Квартирник

Собрались небольшой компанией со знакомыми поэтами и музыкантами. Почитать стихи, попеть, послушать творения друг друга.
Поддержать вдохновение. Проводить лето, встретить осень...





Фото Егавара Митаса

Collapse )
ПЖ

Дмитрий Быков. Остромов или ученик чародея



Чародей существовал в реальной жизни и даже снимался в кино под псевдонимом Ватсон. В шапочке и в профиль – так просто красавец и аристократ, без шапки и в фас – фантомас.




Collapse )
ПЖ

Закрыли барахолку в Новоподрезково


Народ смотрит оптимистично, может удастся ее отстоять.
Хорошо бы.




Под катом - фото и стихи ПЕ, посвященные событию

Collapse )
ПЖ

Карты с поэтами Серебряного века

Авторы карт - уважаемые специалисты М.Шапошников и А.Астрихинский.
Данная колода являет собой своеобразный рейтинг.
Не всякий знаток с ним согласится. И не всякий любитель.
Да и сами авторы находятся в довольно щекотливой ситуации:
кто-то ведь должен проходить как двойки и тройки,
и требовалось отыскать и указать откровенно плохих поэтов...

Свое мнение я оставляю под катом.



Collapse )
ПЖ

Кладбище Монпарнас

За окнами надвигается ледяная зима, а на свежих фотках с парижского кладбища - осень, солнце, цветы.
Не хотите ли погреться, дорогие друзья?

Yes

Могила Шарля Бодлера, автора "Цветов зла".
На колонне в мрачной задумчивости восседает поэт,
снизу к нему подкрадывается отвратительное чудовище - костяная собака-вампир с крыльями летучей мыши, а под колонной лежит мертвое тело, забинтованное по самое горло. Как по мне, так прямо праздник какой-то!

Collapse )
ПЖ

Антония Байетт. Детская книга.

Маленькая рецензия с большими приложениями.

cGM10g4gMDI

Не детская ни разу, чего уж там )

Зато - про Серебряный век! С упоминаниями прерафаэлитов, Уильяма Морриса, "Школы искусств и ремесел"; с многочисленными описаниями керамики, нарядов, узоров, орнаментов, вышивок и прочего декора. Книга для визуалов, по ней было бы хорошо поставить фильм. Еще лучше - сериал.

пытаясь вникнуть в повествование, немедленно тонешь в огромном количестве персонажей. По мере чтения они начинают проявлять индивидуальность, но почти все герои до самого конца внушительного текста так и остаются недопроявленными. Толпа героев надоедает автору, а текст все не кончается. Приходится быстренько прихлопнуть большинство персонажей на кстати начавшейся первой мировой войне. Погибшие не вызывают сочувствия, раненым и выжившим не сопереживаешь. Слишком схематично, поверхностно прописаны характеры. Повествование похоже на узор, герои вплетены в него, они часть этого узора. Так, некоторые ситуации повторяются, лишь с очень небольшими отклонениями.

Сюжет строится вокруг сказочницы Олив и ее многочисленного семейства. Олив пишет сказки не только для читателей, но и каждому из своих деток сочиняет отдельную сказку. Сказку старшего, любимого сына Олив решилась поставить на сцене. И это плохо закончилось...

В целом, сюжет совершенно не страшный, действие происходит в красивых английских пейзажах, среди лесов, зеленых лужаек, на морском побережье, в Лондоне, Мюнхене и Париже. Много красивых женских и детских личиков и лиц изящных юношей. Декоративный, детализированный, приятный в своей неспешности рассказ. Таким оно идет почти до конца. В течение сюжета встроены коллизии и драматические эпизоды, которые не воспринимаешь всерьез - так, часть декора, темные пятна в орнаменте. Да и как можно сочувствовать героине, герою, которые живут как непрорисованными нежными силуэтами, словно красивые картинки на фоне сплетений ветвей и цветов? Все, все это не всерьез. Даже смерти героев не трогают. А их страдания - просто ветер колеблет веточки, листики отрываются, цветочные лепестки трепещут на ветру.

Collapse )

Если хотите приятного чтения - рекомендую.
Отдохнете. Развеетесь. Приятно проведете время.

К рецензии добавлю приложения, в основном для собственного удовольствия, но кто любит модерн и красивое - непременно посмотрите эти картинки.

Приложение 1

Collapse )

Приложение 2

Collapse )


Приложение 3

Collapse )
ПЖ

Две поэтессы в желтом.

Имеется в виду, в желтом свете. Так уж получается, когда сравниваешь двух творцов. Потому что для сравнения они всплыли почти одновременно, на днях.

Первая - никому не известна. Она молода и пишет стихи, которые хочется читать и приятно слушать. Ее жизнь похожа на жизнь нашего, старшего поколения, а молодость - на нашу молодость. Почти без примет современности. Так и стихи напоминают советские стихи, вернее, как их писали - ритм, размер, настроение, искренность, честность, часто минимализм и скупость словесного декора. Удивительно, что и проблемы у человека те же примерно, что были и у нас, родившихся на двадцать лет раньше. Ничего буржуазного. Спутники жизни - выпивают и тормозят. Интересуются тяжелой музыкой (кто ее из молодежи слушает?). Работать и путешествовать эти самые спутники даже не помышляют. И во всем, что пишет моя знакомая, дышит неподдельное чувство.
Вообще, ее отношение с творческими энергиями - некий стремительный поток. Стихи идут водопадами, лавинами. Сюжеты прозы захватывают и не отпускают ночами, мучают во сне. Все спонтанно, стихийно, обильно.

Для полноты картины можно добавить: описываемый автор живет с мамой в двушке у метро в спальном районе, работает в какой-то конторе наподобие БТИ.

Collapse )
ПЖ

Галиен Марк и снег

Галиен Марк пишет про снег.
Никто меня не любит.
Я сотый раз вижу сны о чем-то большем
И просыпаю все на свете.
Никто меня не любит.
В кухне готовлю сырники.
Сырники - залог здоровья.
Залог успеха, залог семейного счастья.
Сырники - это оладьи с творогом, -
Двести рублей полдюжины в Билле.
В детстве я ненавидела сырники,
Ненавидела запеканку, меня тошнило от творога.
Никто меня не любит!
Тысяче первый раз смотрю сны про Владимира
(Пирис Верналис знает его фамилию).
И в этот раз не удалось затащить его в кровать,
Хотя спать получилось почти до одиннадцати.
Ни на что не хватает времени!
В голове одни забытые картинки...
Никто меня не любит.
О Боги, всемогущие Боги!
Дайте испить бирюзы!
Ей, испившей гессонита и молчания.
Никто меня не любит.
Пойду окрашу ногти йадом.
Заварю кофе и справлюсь с проблемой.
Сварю суп, где курица поплывет в ванне,
Как нечто среднее между Маратом и Архимедом.
Пусть за окном снег, пусть за окном солнце.
Никто меня не любит,
Я задерну льняные шторы,
Свет все равно пробьется в комнату.
Это весна, это ее шаги
Ступают по гигантским сугробам,
Оставляя разлапистый след снежного человека.

6.02.18