Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ПЖ

Куклопост

Давно не писала здесь про своих кукол. Все про выставки. А кто в домике живет?
На выставке в Гостином я купила Паолу Рейна, подвид Кристи. На барахолке в Новоподрезково незадолго до этого - мягконабивную куколку с клеймом МММ (каждое М внутри предыдущего),
на затылке у нее написано имя: Клавдия. Клавдия, так Клавдия, хотя, конечно не Шифер.

Куклы прижились. Паолкой я увлеклась всерьез, так что даже два платья ей сшила. Это несмотря на то, что я шить не умею (и вязать, увы). Потому что леплю, рисую, сочиняю стихи. Шитье не освоила. Но на два платьишка и юбку меня хватило.

Приступаю к показу:




Вот Паолка в платье моего изготовления и личинкой радости в руке.

Collapse )
ПЖ

Мозольно-покупочная эпопея и открытки

Купила новенькие бохо-ботинки. Померила в магазине - нигде не давит. На следующий день сходила на работу. До работы дошла нормально, но пока шла, незаметно натерла жуткие мозолищи на пятках. У меня и так мозоли на мизинцах, болят постоянно. Но тут боль мизинцев куда-то убралась - её вытеснила и заместила боль в пятках! Я вспоминала "Золушку" братьев Гримм, вернее её сестер, у которых отрезали пятки, чтобы запихнуть ноги в хрустальную туфельку. По дороге домой я так и ковыляла, хромая на обе ноги и представляя себе беспомощную старость и несчастных сестер Золушки.



Вот они, дорогие мои ботиночки, изнутри обагренные кровью.
Сегодня посетила блошиный рынок на Тишинке. Для того, чтобы туда дойти, намазала пятки всеми возможными снадобьями, заклеила кусочками ватных дисков на пластыре и защитила дополнительными носками под колготки. Накануне ПЕ отыскал мне мои прошлогодние ботинки - тоже бохо, но красные. Найти их я не могла нигде. Но дорогой супруг нашел! В углу на антресолях, куда мне даже в голову не пришло заглянуть!

Collapse )
ПЖ

Скромные и нескромные стихи

Стихи можно делить по разным категориям. Я решила их разделить на скромные и нескромные. Вот, например, стихи серьезные, превыспренние и далеко улетающие. А также, глубоко копающие - это нескромные как раз. А не только на что-то намекающие, а также прямо указующие - тоже нескромные и даже переходящие границу. Или готовые её перейти.

Мне лично ближе стихи нескромные. Оскар Уайльд сказал: "Скромность - мать всех пороков." А мудрый русский народ сказал на ту же тему: "В тихом омуте бесы водятся." А ещё - "Простота хуже воровства". Так что ну их - эти простоту и скромность в тот самый тихий омут к неорганическим формам жизни. К которым скромность так тяготеет, но ханжески это скрывает. Простоту пошлём туда же. За компанию и до кучи. А то она грешит неполнотой и что-то от нас скрывает. То есть недодаёт.

Даёшь нескромность, сложность, выспренность, навороченность, углубленность и декаданс. А также замороченность, ушибленность, зацикленность, перекрученность, надрывность и невоздержанность. А ещё - намекательство, вожделетельство, маниакальство, депрессивничество, танатаинственность и эротизменность!

images
ПЖ

Воспоминание

Я помню в комнате твоей
Всегда зашторенные окна,
И перебор косых ветвей
Не виден в этой раме блёклой.

Пустых бутылок караван,
Их иностранные наклейки,
Стол, ящики, шкафы, диван
И я в оранжевой шубейке.

Я всё мечтала о цветах,
А ты твердил: с них грязь и мусор.
Мои мечты сметая в прах,
Доволен личной бездной вкуса.

А на стене был календарь.
На нём - девица с задом голым.
Доволен всем, ты жил тут встарь.
Я - проходила жизни школу.

12.03.21
ПЖ

Почему в поэме Блока «Двенадцать» появляется Христос.

Как известно, отец лжи любит обещать золотые горы и россыпи сокровищ тем, кто готов ему служить. Всякий раз эти дары обращаются в россыпи черепков, прах и остывшие уголья, - в мусор. Горы мусора, мертвых тел, разбитые жизни, разруху принес октябрьский переворот. «Христос среди нас есть», - твердили мертвеющие губы, таяла вера.
«Христа я никогда не знал», - утверждал поэт. Но вот он узрел вещим оком Спасителя, бредущего со знаменем впереди банды убийц. Он несет кровавое знамя – это кровь жертв революции. Он страдает. Вместе с немощными, гибнущими, страждущими – Он.
Кровавая банда видит знамя, но не видит, в чьих оно руках. Взбесившиеся пролетарии несут гибель всем – писателю (культуре), священнику (религии), женщине (любви). Все это они осмеивают, сводят к дряни, обесценивают и уничтожают.
Но уничтожить Христа невозможно:
И для глаза невидим
И для пули невредим
В белом венчике из роз
Впереди Исус Христос…
И сколько бы ни палили, как бы не гнались в своей лютой злобе за исчезающей в метели фигурой, революционные бандиты ничего не могут сделать Сыну Божию.
Он есть, и Он недоступен всей этой революционной сволочи, как бы она не терроризировал людей, сколько бы она ни бесновалась, упиваясь захваченной властью.


ПЖ

Главные книги

А вот сейчас я поведаю о том, какие книги для меня действительно главные.
Уже давно и долгое время я читаю и перечитываю эту старую книгу. Сборник "Чтец-декламатор" 1909 года издания. Это его Блок преподнёс однажды своей матушке, выразился причем довольно пренебрежительно об этом издании. Может быть, за публикации в нем стихов авторских не платили? Не знаю.
Книга появилась у меня очень-очень давно, и она была для меня открытием. Среди этих автором множество забытых. А с некоторыми познакомиться как следует удалось только через интернет. Они не издаются никогда.
Книга произвела на меня в студенческие годы огромное впечатление. Я влюбилась во многих авторов. Мечтала годами приобрести себе стихотворения Мирры Лохвицкой. Совсем недавно - год или два назад вышел ее трёхтомник. Купила! Читаю!



Collapse )
ПЖ

Иван Ефремов. Лезвие бритвы. #главнаякнига

«Лезвие бритвы» Ивана Антоновича Ефремова – книга, которая очень сильно на меня повлияла. Можно сказать, что она задала направление моего духовного и художественного развития, да и на выбор профессии повлияла тоже очень сильно. Прочла я ее впервые в 12 или в 13 лет. Дома была библиотека, собранная бабушкой. Время от времени я там копалась, искала, что бы такое почитать. До 12 я читала в основном приключенческую литературу типа Жюля Верна, Луи Буссенара, Фенимора Купера. Конан Дойла читала – всё о Шерлоке Холмсе. И всевозможные книги о животных. Начала подбираться к детективам. Многое из прочитанного меня напрягало, но я не задумывалась, чем именно меня не устраивают те или иные книжки. Я их глотала, закрывала и принималась за следующие. Большой черный кирпич «Лезвия бритвы» красовался на полке и отпугивал своей толщиной и чернотой обложки со стальной голубизной букв. В слове «бритва» чудилась агрессия. Может быть это детектив? Или что-то скучное и серьезное?
И все-таки однажды я решилась заглянуть в книгу, порядком зачитанную. Книга захватила меня с первых страниц. Описания тайги, города, людей – все понеслось перед глазами, вызывая в душе резонанс. О чем бы ни повествовал автор, все схватывалось моментально, впитывалось, сопровождаемое чувством узнавания. Я словно жила среди героев, незримо участвовала во всех их делах, сопереживала им. Кто бы они ни были – наши соотечественники, итальянцы или даже индийцы. Серьезные размышления автора , которых в книге очень много, я воспринимала, как откровение. Ни в каких других книгах я не встречала ничего подобного. Гирин – один из главных героев – рассуждает очень много. Читает лекцию о красоте, спорит об искусстве, говорит о развитии человека и путях этого развития. Героев книги сопровождает музыка, живопись, скульптура, поэзия. На страницах мелькают строки Шкапской и Гумилёва. Благодаря им я стала интересоваться этими поэтами. Только Шкапскую прочла через много лет. А вот Гумилева удалось найти довольно скоро.
Гармония – вот какое слово почему-то не часто встретишь в книге. Почти все, кто пишут рецензии, утверждают, что книга о красоте. Каллокагатия – пишет Ефремов, - это и есть лезвие бритвы, на котором балансирует подлинное совершенство, - гармония душевных и телесных свойств человека, стоящего на высокой ступени развития. Эта гармония воспринимается каждым здоровым зрителем, который сталкивается с такой развитой личностью в жизни или видит ее изображение в произведении искусства. Таких замечательных героев и, главное, героинь, в книге много. Да еще и участвуют они в захватывающих приключениях на суше и на море…
Collapse )
ПЖ

Квартирник

Собрались небольшой компанией со знакомыми поэтами и музыкантами. Почитать стихи, попеть, послушать творения друг друга.
Поддержать вдохновение. Проводить лето, встретить осень...





Фото Егавара Митаса

Collapse )
ПЖ

Дмитрий Быков. Остромов или ученик чародея



Чародей существовал в реальной жизни и даже снимался в кино под псевдонимом Ватсон. В шапочке и в профиль – так просто красавец и аристократ, без шапки и в фас – фантомас.




Collapse )