Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

ПЖ

Добыча с барахолки (за 2 раза)

Вот, полюбуйтесь, друзья, какая жуть:



Советский дембель-арт. Ужас кромешный.
Служили солдатики на границе, ловили и жрали этих черепашек, а потом делали вазочки из панцирей.
Я просто не могла пройти мимо.

Вазоны развинтили и отдали знакомому на учебные пособия.

Collapse )
ПЖ

Поздравляю всех!

Всех, всех, всех поздравляю с наступающим!
А для праздничного настроения пусть будут в журнале несколько открыточек:

это открытка из далекого 1954 года, ею сестра Зоя поздравляет с наступающим 55-м годом своего брата Вовика на далеком Сахалине Collapse )
ПЖ

Рецензия на книгу Ринго Зеленоградского "Уходили из дома"




Жалко, что книжка быстро кончилась.
Отголоски счастья. Знакомые, милые имена.
Телеги – точно такие же, как тогда – двадцать лет назад…

Ринго был, и, надеюсь, что поныне остается, очень-очень здоровым человеком. Это я не к тому, что он преувеличивает дозы наркоты и дринча в своем повествовании, и не к тому, что сильно преуменьшает дозы обломов. Я вот к чему: только здоровый человек может быть таким оптимистом, когда вокруг творились события (все помнят 90-е), которые многих на долгие годы вывели из строя. И только здоровый человек может прожить полгода в непрерывном движении без зависаний и кризисов, без душевного упадка, без напрасной суеты, пустой рефлексии, болячек и нытья. И это мне так нравится в книге и в авторе, потому как я-то никогда такой не была, и вряд ли уж буду, несмотря на постоянную работу по самоисправлению.
Как мне памятны эти утра с солнцем за окном, и изменой в мозгах, пустотой в животе, с раной в груди. Кумар и похмелье. Рожденные на кухне Платоныча хокку:
Плачь бездомного котенка за окном –
Всего два тонких звука.
Как жизнь тяжела…

Или вот это:
Сижу на кухне,
Хаваю салаку пряного посола, парясь:
Быть иль не быть?

«Венопильный прибор для христианина», - бритва с крестообразной прорезью посередине. Автор – Корецкий Алексей.
Ринго и тут нашел здоровый подход: продезинфицировал хлоргексидином руку, потом уж бритвой резанул ;)
Приходит на память сюрное воспоминание: знакомый чел быстрым шагом спешит на стрелку, торопливо поправляет на свеженапиленной руке кровавый бинт. Бинт с красными пятнами развязался и развивается по ветру.

Штрих-код на руке одной системной герлушки: шрамы идут ровно, как бусины, ни одного кривого – ровные жирные белые выпуклости в ряд. Сколько их у нее на руке – двадцать штук? Пятьдесят? Красивое дополнение к фенькам.
Collapse )
ПЖ

Моя любимая девушка

Моя любимая девушка живет в сумасшедшем доме. Она очень несчастная и очень красивая. Каждый день врачи подвергают ее мучительным процедурам, хотя знают, что вылечить ее нельзя. Ее заколдовал злой волшебник. Он заколдовал ее, обманул и искалечил за то, что она просила исполнить ее заветное желание.
Когда-то она была грустным юношей, слабым и робким, с бледным тонким телом, с глазами почти без ресниц. Юношу безмерно тяготила принадлежность к женскому полу. Он счтал это огромной ошибкой судьбы и великим несчастьем.
И вот, на свое горе он встретил злого волшебника.
Collapse )
ПЖ

Записки сумасшедшего

ЯВЛЕНИЕ ДАМЫ

   Сегодня после довольно долгого перерыва меня посетила м-м Anshante-Gewissen.  Она появилась как всегда поздно ночью, во время бессонницы. Ее фигура вдруг возникла у моего изголовья, словно это был доктор, пришедший к больному. Ко мне. Она повернула в мою сторону свои пустые глазницы и начала речь, плавно покачивая страусовыми перьями шляпы:
- Теперь, когда ты точно знаешь, что НА САМОМ ДЕЛЕ ВСЕ ИНАЧЕ, ты так и будешь упорствовать в своих заблуждениях?
Упорствовать можно даже против очевидного, а не только в тонкой метафизике. Но разве можно противоречить м-м Anshante-Gewissen? Я уже это пробовала делать прежде. Проще совсем ее не слушать. Она обидится, конечно. Она надолго меня покинет - несомненно и это. Моя жизнь потечет спокойно и вяло, заструится по привычной колее, стремясь потихоньку к своему естественному завершению. Все будет обыденно, предсказуемо, нудно. Все можно будет просчитать и предсказать с большой степенью вероятности. И в этой жизни не будет места для мадам...
   Подумав об этом, я бодро села на кровати, запахнула на груди домашнюю шаль и приготовилась к разговору.
- Твоя начатая картина стоит заброшенная в коридоре с  зимы или еще с конца осени? Кнопка отскочила, край наброска уже завился в трубку. Не совестно?
- Конечно совестно, мадам.
- Так, а ремонт квартиры в свете дальнейшего утепления дачного дома и постройки душевой? Кто купил "Энциклопедию ремонта" и даже не заглянул туда? Ремонт брошен тобою в январе.  Кухня похожа на каземат своими голыми бетонными стенами. Кто будет их штукатурить и красить? Александр Сергеевич из рая к Вам препожалует?  Вы уж ему халатик там приготовьте рабочий, перчаточки резиновые новенькие ради такого случая! - Издевалась мадам. - А где электрик? Ты же весь день по проводам ходишь.
- Я собиралась позвонить электрику две недели назад. Уже третья пошла.
- Да, и тебе нет оправданий.
- Воистину нет, не звоню электрику, телефон не оплачен. По городскому почему-то рука не поднимается...
- Ты собиралась переходить на другой тариф. А городской оплачен, работает, что звонить мешает?
- Это трудно. Там нужно звонить куда-то договариваться. А на этом тарифе у меня уже два раза деньги с телефона пропадали неизвестно куда.
- Противно и слушать! А как же рельефы на кухню, картина над мойкой? В комнате ведь нарисовала все! Про потолок забыла? Про балки потолочные? Планов громадье, эх ты! Да ты же астрал напрягаешь, поле отрицательное создаешь.
- Я понимаю, непреодолимость кажущаяся. Мешаю я развитию трансцендентной функции, себе мешаю и миру. Грешу против развития. Каждое не сделанное дело - ступенька в инферно.
- А каждое сделанное могло бы быть лестницей в небо, если бы все было так просто, как рисует нам модель бинарной оппозиции. С небом все несколько сложнее, но с инферно  все именно так, тут по-другому быть не может. Так что ты все сама прекрасно понимаешь.
- Я хочу сказать в свое оправдание, что все время пишу.
- Ну и как результат? Много написано? Тексты где? Три рукописных листа за последнюю неделю. Не густо, не густо. А книгу ты пишешь, руководствуясь девизом "Тише едешь - дальше будешь"?
Перья мадам гневно заколыхались. я зажгла свечу и поставила на столик. В эти неприятные минуты хотелось смотреть на что-нибудь красивое - огонек свечи или складки платья мадам, отливающие муаровым блеском. Рот мой пересох, как это бывает ночью, вдоль языка вяло веяло привкусом икры минтая, намазанной на черный хлеб, съеденной на ужин.
- Мелочи вспомнить? - несделанные бусы, стопку книг, растущую выше монитора? Неоконченные поделки, неразобранные завалы?
Я не слышала слов мадам. Челюсть ее двигалась, приводимая в действие невидимыми мышцами, но слова возникали в моей голове телепатически.
- Не пора ли переходить к выводам? - произнесла мадам казенную фразу в заключение чистки. Лицо черепа строго сверкнуло. Или мигнула свечка. Тени метнулись по стенам.
- Я начну сегодня же. Напоминалки повешу. Ведь я еще язык хотела учить. Только уже забыла.
- Когда ты свое намерение забываешь, ступенька в ад каменеет. Comprene? Ты думаешь, ее можно будет растопить молитвами? Да и стоит ли тратить на тебя время? У всех нас много работы. Тут тебе не институт с теоретическими зачетами. Нам нужен практический результат. И он должен быть совершенным! Качественным! Все остальное - недопустимо!
Я молчала в ответ. Оправдания подошли к концу, визит мадам тоже. Под конец она напомнила мне о здоровье, заботиться о котором тоже вменялось мне в обязанности. Вот ее заключительные слова:
- Тысячи тысяч живут так же. Им некому помочь. Они катятся в пропасть, сами того не замечая. Свою деградацию они приписывают естественному старению организма. А ведь если бы они выполняли все намеченное, они бы и жили дольше и старели намного медленнее. Ведь так происходит в монастырях, только там прямо об этом не говорится, там упор делается на другое. Но методы, методы - те же. Борись с ленью, желанием отдохнуть. У кого-то есть враги и похуже, но у тебя эти - главные. И планов своих, намерений остерегайся. Не загоняй себя в яму.
- Я обещаю сделать все, что в моих силах.
- Вот и прекрасно. Приду - проверю. А может мне не приходить больше?
- Нет, я не смогу без Ваших посещений! Мне нужен стимул.
- Да. Пока ты на этой земле. Потом будет что-либо трудно поправить. Сегодня посеешь - завтра пожнешь! Не закапывай таланта! На это ты не имеешь права. И выбирай главное, не берись за несущественное. Череп качнулся. Дрогнули шейные позвонки, затрепетали страусиные перья. Мадам величественно удалялась, шурша платьем по паркету. Вскоре ее фигура исчезла, лишь кончик юбки медленно уменьшался в темном проеме, переливаясь в слабом свете огарка. Вскоре исчез и кончик. Я задула свечку. Пошла на кухню, чтобы сделать запись о встрече.
   Великий Практикум это вам не малый, тот, что был в Университете. Aurum Internum мы там не добывали. Там этого не проходят, так уж оно устроено.