Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

ПЖ

Маленькая драма

Долго сомневалась - писать или не писать. Подобные ситуации слишком гладкие, как будто выдуманы кем-то.
Но жизнь - не писатель, жизнь журналист. Иногда она даже простой репортер.
Collapse )
ПЖ

Галиен Марк и снег

Галиен Марк пишет про снег.
Никто меня не любит.
Я сотый раз вижу сны о чем-то большем
И просыпаю все на свете.
Никто меня не любит.
В кухне готовлю сырники.
Сырники - залог здоровья.
Залог успеха, залог семейного счастья.
Сырники - это оладьи с творогом, -
Двести рублей полдюжины в Билле.
В детстве я ненавидела сырники,
Ненавидела запеканку, меня тошнило от творога.
Никто меня не любит!
Тысяче первый раз смотрю сны про Владимира
(Пирис Верналис знает его фамилию).
И в этот раз не удалось затащить его в кровать,
Хотя спать получилось почти до одиннадцати.
Ни на что не хватает времени!
В голове одни забытые картинки...
Никто меня не любит.
О Боги, всемогущие Боги!
Дайте испить бирюзы!
Ей, испившей гессонита и молчания.
Никто меня не любит.
Пойду окрашу ногти йадом.
Заварю кофе и справлюсь с проблемой.
Сварю суп, где курица поплывет в ванне,
Как нечто среднее между Маратом и Архимедом.
Пусть за окном снег, пусть за окном солнце.
Никто меня не любит,
Я задерну льняные шторы,
Свет все равно пробьется в комнату.
Это весна, это ее шаги
Ступают по гигантским сугробам,
Оставляя разлапистый след снежного человека.

6.02.18
ПЖ

Последний пост про Таллинн

Лирическое отступление.

"Осень наступила,
Буду ждать весну.
Вот окуклюсь пледом,
Вот я вздепресну".
(Депрессяшки)

Жесткая и сухая осень наконец пролилась дождями.
Я люблю дожди, во время дождя мне легче думается. А в сухую погоду все мысли уходят куда-то вглубь, дробятся, и кусочки их прячутся по теплым уголкам и пещеркам тушки и там засыпают. Глубоко зарывшись в уютные полости тела. Изредка пробежит чахлая стихотворная строка и моментально исчезнет, не успев проявиться, да мигнет одинокая искорка воспоминания... Внутренний экран сер и пуст до такой степени, что хоть жри фенотропил. Но фенотропил в больших количествах угнетает цнс...

Надо вспомнить лето и перейти в другой режим бытия. Мне трудно существовать в любом режиме. Слишком сложный агрегат - Эйса_ру. Выпали винтики и гремят в кожухе, попадают во внутренние шестеренки и не дают работать всему механизму. Требуется починка. А для починки нужны определенные ресурсы. И это тоже усложняет дело. Всюду сложности. Проще всего - ржаветь и разрушаться под тихим осенним дождем. Потом простоять под снегом до весны. А весной рассыпаться на составные части. Ржавые детальки будут приятно смотреться на солнышке. Пройдет девочка, соберет шестерни и винтики и соорудит украшение в стиле стимпанк.

Впрочем, стимпанк давно уже вышел из моды, и посему приглашаю вас в Таллинн:



Шоколад специально для руссо-туристо, узнаете дорогого Леонида Ильича?

Collapse )
ПЖ

(no subject)

Приехав в Таллинн, мы поселились в хостеле. Весьма своеобразном. Об этом стоит поведать.

Первое, что там видишь - пустой ресепшн. Дежурных вызывают по телефону, но ждать приходится долго. Как же мы попали внутрь? Первый раз нам повезло, дежурные были на месте и открыли нам дверь. Единственная девушка, говорившая по-русски, нас встретила и заселила. Весь остальной коллектив там международный. Есть негр и китаец! И никто ни за что не отвечает, все куда-то разбредаются. Конечно, вас и поселят, и примут, но если вы приехали не в промежутке между двенадцати и двумя, вам придется ждать и звонить. А проще оставить вещи в холле и двинуть в город.
Как же мы попали внутрь?
Да очень просто: нам открыли другие путешественники. И код сказали.



Хостел помещается в доме времен модерна (sic!), в характерном доходнике с витыми лестницами и чугунными перилами, извилистой коридорной системой типа "лабиринт" и многочисленными маленькими комнатами, оставшимися от прежних квартир. В других квартирах столетней давности обитают какие-то местные владельцы, которых не видно и не слышно. Часть хостела занимает помещения на первом этаже, а другая половина помещается наверху. Идти туда надо через подъезд, что волнует и будоражит нервы.

Collapse )
ПЖ

Эх, не люблю йа флешмобы. Часть 2

Итак, воскресенье.
День матери, международный пъязнег.

В честь праздничка с самого утра солнце.

Удалось смоционить небольшую архитектурную прогулку. Краткий, но симпатичный маршрут. Замкнутые и, в целом, доброжелательные лица домов - одно из выражений, свойственное домам московского центра. На той же улице - несколько кафешек. Захотелось посетить их все, но большее всего приглянулся ресторан "Старина Мюллер". Готический, но при этом приятно пузатый такой ресторан. Пивной, понятное дело, пивной.

Посидела в компании очаровательных людей в симпатичном месте. Они звали провести с ними вечер, но пришлось их покинуть: я знала, что astro_labia готовит мясо в кисло-сладком соусе, будет ждать к ужину. По дороге прихватила пиво.

Так и закончился этот праздничный день, 27 ноября.
ПЖ

Детские воспоминания. Еда. Открытие медитации.

Есть в детстве никогда не хотелось . Хуже, еда казалась не съедобной вовсе. Пища в детском садике еще как-то проходила, хотя и с трудом, но то, что готовили дома... Вот, например, манная каша на завтрак. Сейчас известно, что ее выдумали идеологи, чтобы советские дети приобретали габариты правильного откорма. В поликлиниках строго следили за ростом и весом: мы должны были показать планете всей, что граждане у нас полноценные, в том числе и по размером - длине, ширине, высоте. Для этого существовала манная каша. В ней содержится большое количество потолстина - магического яда, от которого прет, как на дрожжах! А еще эту кашу варили на молоке (о, этот запах подгоревшего молока!!!), в нее щедро сыпали сахар и сдабривали все это вареньем. Приторное блюдо непременно понравилось бы Карлсону, но мелкая Эйса, подобно Дениске из Денискиных рассказов мечтала вывалить кашу хоть за окно, хоть в унитаз. Но не отваживалась и давилась, размазывая ненавистную смесь по тарелке, наполненной до краев.

В унитазы мы с однокашниками по саду заглядывали часто и обсуждали, почему компот похож на "какашкину воду". Но выбросить в них кашу не удалось никому: воспиталки бдели. И кто плохо ел, тому запихивали пищу прямо в пасть. Хотя мне, например, удавалось набить рот и просидеть так до самого тихого часа. Дольше всех пережевывала пищу еще одна мытарщица, она сидела за обеденным столиком в группе весь тихий час. Мне же удавалось вытащить еду и частично куда-то засунуть ее, а частично и пережевать.

Помимо каши дома варили супы. Пахло все это жиром, невозможные слои тяжких запахов текли в плохо проветриваемые комнаты и вызывали тошноту. В супе обычно плавала целая луковица и плохо порезанные овощи. Там же - толстые куски курицы, куски эти не жевались. Добрые взрослые подкладывали в суп сметану и долго-долго можно было любоваться золотистыми кружочками жира на белом сметанном фоне. Иногда удавалось закапать в одну жиринку еще капельку, и тогда в тарелке появлялось хорошенькое двойное колечко.

Но все-таки были любимые блюда, были. Шоколад. Его давали крайне редко из-за диатеза (который сохранился до сих пор).
Картофельное пюре. Селедка.

И паровозики.

Collapse )
ПЖ

Не красен музей скелетом, а красен буфетом

В школьные годы ходила в зоологический музей на Моховой постоянно, можно сказать, не вылазила оттуда. При том, что состояние чучел было ужасным, феерически безобразным.
На языке Свифта оно характеризовалось термином схнувнх. Ввалившиеся глазки, вылезшая клоками шкура, откуда из дырок местами торчит вата, трещины... Но все равно животный мир манил, хотя и в таком местами обезображенном виде. За стеклами витрин и пыльной дохлостью мягконабивных экспонатов, давно и печально неживых, виделись какие-то джунгли, слышались гортанные крики и щебетанье, мерещились фигуры исследователей, пробирающиеся сквозь заросли лиан, мутные выцветшие бабочки взлетали и начинали порхать среди листвы, обезьяны - громко орать и кидаться орехами...

Куда идти городскому детенышу долгими зимними выходными? Когда для одноклассников ты и так ботаник - человек книжный, конченный, и с горки тебя столкнут в сугроб при первой возможности. Да, был еще более любимый музей - палеонтологии, с огромным скелетом плезиозавра в тесном зале. И вокруг все набито костями, костями, костями. Но находился палео музей тогда на Ленинском проспекте, куда взрослые без присмотра не отпускали. Рядом (он существует и сейчас), на самом краю Нескучного сада есть минералогический музей им. Ферсмана, его я тоже очень уважала. Но своей первой в жизни критической статьей обязана именно зоомузею. Задали как-то в школе написать сочинение, посвященное какому-нибудь культурному мероприятию. Я и написала злоехидную статью о паршивом состоянии чучел. За что снизили балл с пятерки на четверку. Училки делали это всякий раз, как я впадала в грех самостоятельных рассуждений. Думать школярам не положено еще с гимназических времен. Как сказала одна из наших наставниц по прозвищу Фаина Портфельевна: "Клочков! Ты весь в поэзии зарос, а надо литературу учить!"

Пять лет назад посетила экспозицию и зафоткала старенькие чучелки: http://eisa-ru.livejournal.com/2010/12/19/

Сейчас почти всех зверей привели в порядок, так что можно ходить в музей безбоязненно, животные максимально похожи на живых. Почти все.






Collapse )
ПЖ

Эйсинки и ипсинки


Бинарное


Люди делятся на фруктов и овощей.
Чтобы не быть овощем, приходится становиться фруктом.
И тогда про тебя будут говорить: ну и фрукт этот Имярек!

Но мало того, люди при этом бывают еще канальями и мизераблями.
Право же, второе еще хуже первого...

А вот Ипсум недавно и вовсе до подлинной правды додумался:

Collapse )

Он ведь ваниль-ванилью