Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

ПЖ

Искусство куклы. Часть 2



Средние века, древняя Русь и другое пространство и время,
объединённое одним - красотой:

Yes

Collapse )
Но о детской и животной (да-да, самой что ни на есть животной красоте) в последней части
моего фотоповествования.
ПЖ

Из жизни мамы. Старые довоенные фото.



Есть в Москве в районе Сокола институт Гидропроект.
Здание стоит на развилке Ленинградского и Волоколамского шосее.
Сейчас это место выглядит вот так:

32956_original

А до войны там был поселок с домиками типа дачных.

Вот тут и снимали комнаты дедушка с бабушкой.
И мамино младенчество тут прошло.

Collapse )
ПЖ

Антония Байетт. Детская книга.

Маленькая рецензия с большими приложениями.

cGM10g4gMDI

Не детская ни разу, чего уж там )

Зато - про Серебряный век! С упоминаниями прерафаэлитов, Уильяма Морриса, "Школы искусств и ремесел"; с многочисленными описаниями керамики, нарядов, узоров, орнаментов, вышивок и прочего декора. Книга для визуалов, по ней было бы хорошо поставить фильм. Еще лучше - сериал.

пытаясь вникнуть в повествование, немедленно тонешь в огромном количестве персонажей. По мере чтения они начинают проявлять индивидуальность, но почти все герои до самого конца внушительного текста так и остаются недопроявленными. Толпа героев надоедает автору, а текст все не кончается. Приходится быстренько прихлопнуть большинство персонажей на кстати начавшейся первой мировой войне. Погибшие не вызывают сочувствия, раненым и выжившим не сопереживаешь. Слишком схематично, поверхностно прописаны характеры. Повествование похоже на узор, герои вплетены в него, они часть этого узора. Так, некоторые ситуации повторяются, лишь с очень небольшими отклонениями.

Сюжет строится вокруг сказочницы Олив и ее многочисленного семейства. Олив пишет сказки не только для читателей, но и каждому из своих деток сочиняет отдельную сказку. Сказку старшего, любимого сына Олив решилась поставить на сцене. И это плохо закончилось...

В целом, сюжет совершенно не страшный, действие происходит в красивых английских пейзажах, среди лесов, зеленых лужаек, на морском побережье, в Лондоне, Мюнхене и Париже. Много красивых женских и детских личиков и лиц изящных юношей. Декоративный, детализированный, приятный в своей неспешности рассказ. Таким оно идет почти до конца. В течение сюжета встроены коллизии и драматические эпизоды, которые не воспринимаешь всерьез - так, часть декора, темные пятна в орнаменте. Да и как можно сочувствовать героине, герою, которые живут как непрорисованными нежными силуэтами, словно красивые картинки на фоне сплетений ветвей и цветов? Все, все это не всерьез. Даже смерти героев не трогают. А их страдания - просто ветер колеблет веточки, листики отрываются, цветочные лепестки трепещут на ветру.

Collapse )

Если хотите приятного чтения - рекомендую.
Отдохнете. Развеетесь. Приятно проведете время.

К рецензии добавлю приложения, в основном для собственного удовольствия, но кто любит модерн и красивое - непременно посмотрите эти картинки.

Приложение 1

Collapse )

Приложение 2

Collapse )


Приложение 3

Collapse )
ПЖ

Игры наших бабушек. Часть 2.



Копия картины неизвестного художника "девочка с цветком".
Она мила, благовоспитанна и принадлежит к культурным слоям человеческого аква-террариума общества.
Как вы думаете, что у нее надето под платьем?
Судя по свободному покрою последнего и местонахождению в поле - может и ничего особенного.
Но в старое доброе время полагалось под платьице кое-что надевать. Даже младенцам:
Collapse )

Часть 1:
http://eisa-ru.livejournal.com/198728.html
ПЖ

(no subject)

В детском саду дружила я с разными детьми, дружила разными дружбами. Женскими коварными дружбами – с девочками, благородным товариществом – с мальчиками. Веселые игры с подругой время от времени вспыхивали злыми огоньками свары, в которую втягивались сторонние девочки, огонек разгорался, и вот уже сыпались оскорбления: «Дурочка ты!» «Дурочка-Снегурочка, мой папа – дед Мороз, а твой – сопливый нос!» «А я у нее в гостях была, там такой пирожок давали – дрянненький-дрянненький!» Потом злость неожиданно утихала, и немного подувшись друг на друга, подружки снова объединялись. Мальчики ругались не так обидно и более интересно. Дистрофичный пацан Саша Андреев был всеми обзываем Тонким Шпенделем. Однажды мы столкнулись с ним в тихий час в туалете (группа была младшая и тубзики совместные). Меня так поразила его худоба и торчащие коленки, что я тут же выдала дежурного тонкого шпенделя. Саша ничуть не обиделся и моментально ответил: «А ты – шпенделюшка на колесиках!» Это было так остроумно и настолько своеобразно, что я запомнила красивое название навечно и ушла в спальню, преисполненная эстетского удовлетворения.
Collapse )