eisa_ru (eisa_ru) wrote,
eisa_ru
eisa_ru

Categories:

пионерлагерь 70-х, плохая смена

Про неприятности писать так не хочется, что даже руки опускаются. Но надо. Объективность заставляет. А может, это просто стремление к равновесию?
С детства не доверяла трескучей фразе про «счастливое детство», а уж переходный возраст - так и вовсе не лучшая пора в жизни. Хотя первые два года после детства были даже очень неплохими. Все «плохое» началось с той самой третьей поездки в лагерь и длилось лет до двадцати с небольшими перерывами на отдых. Иногда судьба посылает человеку годы испытаний, и в такие годы не можешь ничего исправить, в них не идут дела, не растет кокос, отчаяние похоже на колтун в волосах, всюду тычешься без ответа и не знаешь, где найти путь к лучшему…
Иногда я читаю записи френдов, похожие на телеграммы: «Все плохо… Х…во П…ц» Такие записи порой не прекращаются долгое время, а от некоторых юзеров такие стоны идут все три года ведения журнала. Подобно сигналам бедствия. Я не пытаюсь ничего этим людям посоветовать, но если они меня тоже читают, то может найдут здесь что-то важное для себя. Как говорил Б.Г., «не выход, но лучший ответ»… Часто я убеждаюсь, что тотальной негативностью страдают именно подростки, «ненавидящие себя и весь мир».

картинка из песенника

Каждый человек отрабатывает, так или иначе, свою карму. Детские неприятности и болезни – это расплата за прошлую жизнь или воспитательный процесс для родителей. Или то и другое одновременно. А вот собственные проблемы, за которые человек сам должен нести ответственность, начинаются где-то лет с 13-14. Конечно, в далекие 70-е я не слышала ни о какой карме и только удивлялась, почему вдруг вместо довольно неплохих лагерных детей со мной в отряде вдруг поселилась толпа стервочек и агрессивных придурков. Вместе с любимой музыкой в наших телах играл гормон, но мы тогда ничего не знали и про гормоны. Зато очень много знали кое про что другое ;) И на этот счет поголовно все были великими теоретиками. И это влияло на нас по-всякому…

Лето в том году я встречала во всеоружии: выпросила у мамы босоножки в фольклорном стиле с тесемками, на яркокрасной высокой пластиковой танкетке производства Социалистической Республики Румынии. Такие босоножки самых разных вариантов и разновидностей тогда продавали по всей Москве. И долгие годы спустя я встречала их отдельные экземпляры на барахолках. Они были такие броские, что девочки из других отрядов не раз пытались одолжить их на дискотеку.
Еще появился лак для ногтей и тушь для ресниц «Луи Филипп». Луи Филиппа я выменяла на две книги Дюма в туалете у старшеклассницы, а лак экспроприировала у мамы. Лак был болгарский, «Ален мак», фиолетово-коричневый. Я считала этот цвет оптимальным, т.к. мать внушила мне, что красные лаки вульгарны и не модны. А ее многочисленные перламутровые и прозрачные напоминали сопли, и годились на мой взгляд только для педикюра.
Но, невзирая на мощную арт (от слова Art) подготовку в лагере было грустно. Как-то меланхолия стала совсем нестерпимой, я села на лавочку на центральной аллее, и в голову сами пришли корявенькие строки первого стихотворения:
О люди, не со мной вы, я не с вами.
Лишь путешественник у вашего огня
Смотрю на все чужими я глазами,
Как я на вас, так вы и на меня…


картинка из песенника - полезные советы как сделать лифчик из платка в условиях всеобщего дефицита.

картинка из песенника - полезные совету по тюнингу шмотья.

В том году в лагере встретился мне еще один персонаж из детского сада – некто Андрей Щ. Великий пошляк и гопник. Надо сказать, что мат как язык урлы, был вовсе не так распространен в 70-е, как теперь. Но Щеглов и без мата генерил такие изощренные пошлости и гадости, что если предположить его дальнейшее развитие в том же духе, то наверно он уже находится на уровне покойного Романа Трахтенберга. Пошлости Андрея я пыталась записать как неслыханный феномен, на почтовой бумаге с орнаментом, которую маман дала мне для писания писем. Случай представился: Щ. затащил в девчачью палату вожатую из малышового отряда. Вожатая была довольно пухлая, а сам Щ. и вовсе толстый. И вот он повалил ее на чью-то койку и стал тискать со словами: «А ну, рожай пряник!» Девочки притихли в ожидании шоу. Вожатая очень обрадовалась такому вниманию и отвечала ему визгами и хаханьками. Два тела кувыркались по кровати. Сыпались изощренные лексические конструкции.
Я сидела около своей тумбочки, обратившись в слух, и строчила якобы бы письмо домой. До дома я «письмо» довезла, но перечитав зимой, ужаснулась и сожгла в туалете, утопив пепел в унитазе. Кроме перла про пряник, единственное, что запомнилось – расшифровка Щегловым лейбла LEE – «лейся сперма» (((((((((((((((


картинка из песенника

Появился у меня тогда персональный враг – Наташка Черножопая. Черножопой ее обозвала не я, а лучшая подруга Ира. И не за национальность (тогда не актуально было), а за цвет волос. Наташка была обычная лохушка, крепенькая, с короткой стрижкой, из «простой», видимо семьи – книжек не читала, музыкой не увлекалась. Чем я ей не угодила не знаю, но, кажется, догадываюсь.
Подростки проявляют свою вредность по-разному. И по-разному добиваются в стае какого-то статуса. Все происходит на инстинктах, часто интуитивно, реже, - сознательно. Арсенал у всех разный. Моим оружием всегда были косые взгляды, ехидные усмешечки, игра интонациями, непонятные полуответы, хмыканье, наглое хлопанье глазами, гримасы и «тонкие намеки на толстые обстоятельства». Использовался этот дамский набор как наступательное, так и как оборонительное оружие. При этом за всеми этими инсинуациями ровным счетом ничего не стояло, хитростью я не отличалась, да и сейчас не очень-то. Плести интриги тоже до сих пор не умею, мне гораздо интереснее наблюдать жизнь со стороны и угадывать чужие намерения и мотивации.
Но Наташка и ее подружки об этом не знали.
Как-то нас втроем – Иру, Наташку и меня назначили «сторожить северный вход в лагерь» в день, когда отряд был дежурным. «Северным входом» (или выходом?) называлась невзрачная калитка, мимо которой проходила тропинка в деревню. В деревне жили местные, деревенские. Кто догадался ставить девочек на полдня в такое место? Наверное, кто-то умный. Местные – они и в Африке местные. Мочат москвичей железными трубами и колами, выдернутыми из забора – это все знали. Еще и ножиком могут пырнуть. Но нам повезло: те местные, которые пришли, были не страшные – двое тощих бритых пареньков в замызганных майках и брюках из страшной синтетики. Из-под штанин у одного пацанчика торчали… тапки. Ира немедленно выдала: «Тапки красные! Мелковорсые!» Началась тренировка по затачиванию языков. Наташа не принимала в ней участие: возможно, не хватало памяти и словарного запаса.
Мы с ребятами поперепирались какое-то время, пока не подошла смена с вожатым во главе. Местные ретировались, а нам объявили благодарность за спасение лагеря от вражеских элементов. Гордые, двинулись отдыхать. И по дороге нас с Ирой осенило, что причиной молчания Наташки была симпатия к деревенским. Всю дорогу мы ее поддразнивали, потом продолжили это и в палате. Но почему Наташка затаила зуб именно на меня, можно только догадываться: психология…
На следующий день она подсыпала мне соль в койку: считалось, что если кому соль подсыплешь, - описается в кровать. Дизурией я не страдала, но соль вытряхивала долго…
Потом Наташа с доброй улыбкой преподнесла мне конфетку. Я заподозрила подвох, но не подала виду: развернула бумажку и положила конфету в рот. Конфета была вымазана хлоркой из туалета. Делом чести было поблагодарить и похвалить угощение. С каменным лицом, сохраняя плавность походки, я выплыла за дверь и долго отплевывалась за кустами.


картинка из песенника - репродукция работы неизвестного художника, посвященной фестивалю дружбы народов.

Но самый неприятный случай был позже. Боюсь, что это был плод коллективной интриги нескольких человек.
Итак, в один прекрасный день я сидела на кроватке и украшала песенник. В окно, широко открытое по случаю хорошей погоды, влез незнакомый мальчик (они почти все были для меня на одно лицо) и со всей мочи огрел меня по голове свернутым кабелем. Это было жутко больно, но так нелепо, что я вытаращила на него глаза и прошипела: «Ты что, совсем?!» Удивление мое было столь велико, что драчун то ли что-то понял, то ли испугался, но немедленно покинул нашу палату через окно. А в палате в тот момент, как назло, никого не было. В жалобы я не верила: жалобы взрослым никогда ни к чему не приводили. В этом я была убеждена твердо. Я разыскала Иру К. и показала ей шишку на голове. Дня через три Ира провела расследование и доложила результат: оказывается, как-то раз мальчики развлекались тем, что писали из окна. Нормальное такое мальчиковое развлечение. Писали на заднюю сторону дома, в кусты. Кто-то из них увлекся и не заметил, что окно девочек открыто. Вскоре оттуда раздался громкий смех. Разгневанный пацан застегнул штаны и ворвался в нашу палату, размахивая кабелем (из которого девочки и мальчики обычно вылущивали разноцветные провода и мастерили из них плетеные фенечки). Испуганные девочки тут же отмазались: сказали что это не они, а это я смотрела в окно, смеялась, а потом вдруг резко убежала.
После этой истории мне больше не хотелось оставаться в лагере, и я написала матери, чтобы она меня забрала…





Tags: воспоминания, мурмуар, проза, ретро
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • На районе

    Сегодня выдался погожий денек с солнышком. Вышли заглянуть в районные пампасы. По дороге к памасам стоит вот такой приятный дом. Около…

  • Осенняя дача

    Пост открывает совсем не прекрасная фотка. Это - наше сгоревшее правление. Почему оно сгорело, писать здесь не буду. Как сказал наш сосед - наверно…

  • Прогулка по Тимирязевской академии.

    Когда не поступила на биофак, стала задумываться о поступлении в Тимирязевку. О чем сразу начала болтать разным знакомым. И как-то ВТ, имя которого -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

Recent Posts from This Journal

  • На районе

    Сегодня выдался погожий денек с солнышком. Вышли заглянуть в районные пампасы. По дороге к памасам стоит вот такой приятный дом. Около…

  • Осенняя дача

    Пост открывает совсем не прекрасная фотка. Это - наше сгоревшее правление. Почему оно сгорело, писать здесь не буду. Как сказал наш сосед - наверно…

  • Прогулка по Тимирязевской академии.

    Когда не поступила на биофак, стала задумываться о поступлении в Тимирязевку. О чем сразу начала болтать разным знакомым. И как-то ВТ, имя которого -…