eisa_ru (eisa_ru) wrote,
eisa_ru
eisa_ru

Categories:
  • Music:

Куклы в моей жизни. Часть 1

Куклы в моей жизни


Во времена моего детства куклы очень отличались от нынешних. Никто не ведал о Братц, пуллип, волкс, тонар; не было навороченных произведений авторского кукольного искусства; не было даже китайских фарфоровых. И даже Барби не была известна среди обычных детей. Ее мажорам привозили из Америк.
Куклы делились на две группы: это были либо пупсы, либо - "продавщицы" с выпученными глазами, круглыми глупыми лицами, носиком-кнопочкой и кудряшками, вырастающими пучками из дырок в резиновой башке. Куклам с пластмассовывми бошками просто лепили парики, и если порой любопытное дитя такой паричок сковыривало в перерывах между играми, то иной раз на пластмассовом кукольном темени вдруг обнаруживались небольшие "первичные" пластмассовые пряди...





Этих короткоруких пучеглазых уродин приносили в наш дом взрослые, "потому что девочки должны играть в кукол, а мальчики - в машинки!" Это сказала как-то мама, ведя меня в детский сад. Эта истина оглушила меня своей безысходностью. Я отвергала всех этих кукол, предпочитая им зверей, которые казались мне гораздо милее. "У людей нет ничего интересного", - грустно раздумывала я над услышанным по дороге в детсад. Мы шли мимо огромного длинного дома. Я смотрела, как всегда, под ноги на черный мокрый асфальт, на прилипшие к нему яркие желтые и зеленые листики. Машинки! Куклы! Тогда я первый раз почувствовала себя "неправильной". "Правильные" девочки играют в кукол, "правильные" мальчики играют в машинки. Потом я поняла, что "правильных" большинство. Но не все правильные - хорошие, а самое главное, - почти все они совершенно не интересны. И маленькая компания "неформалов" окружила меня в детсаду, сделав его местом интересных игр и развития. В школе этого уже не случилось...
Но в тот день по пути в садик, я была так огорошена маминой фразой, что лишь тихо обдумывала ее, сжимая в кулаке пластмассового желтого цыпленка.
А взрослые тащили и тащили в дом "продавщиц" и "воспиталок", коробки с ними забивали наши антресоли, почти до самого верха. Мне даже перестали показывать этих кукол, чтобы не расстраивать гостей моими капризными гримасками при виде очередной чувырлы. Потом залежи постепенно рассасывались: кукол раздаривали еще каким-то "счастливцам".


В детском саду нас фотографировали. Девочек заставляли сниматься о особо противной куклой. Кукла эта, видимо служила признаком пола. Обряд фотографирования проводился с нацепленным на голову огромным бантом, который тоже служил вторичным половым признаком. Для меня та фотка и сейчас служит свидетельством насилия взрослых над маленьким человеком. На ней запечатлелось мое сморщенное детское личико с огромным бантом на жиденьких волосиков, большой безбровый лоб и вытянутые ручонки, с отвращением держащие кучерявого монстра с вытаращенными лупетками.


Я любила играть мелкими игрушками, в основном зверями. Они жили у меня в домиках, как и подобает зверушкам из волшебных сказок. Зили своей волшебной и уютной жизнью. Я могла играть в них целыми днями, особенно, когда болела, а болела я постоянно. Я строила домики с игрушечной мебелью, мастерила сама мебель из спичечных коробков и пользовалась любыми подручными материалами. Иногда жилища зверей занимали почти всю комнату и не убирались по нескольку дней - насколько хватало терпения у взрослых. Дедушка, открыв дверь в комнату порой говорил: "Ух ты, у тебя тут как в японском домике: тряпочки, бумажки!"
Самые любимыми зверюшками в раннем детстве были лягушки и черепашки. Такие резиновые, с пищалками, за 20 коп. Порой в приступах особенно сильной страсти хотелось на них наброситься и задушить, и тогда я накидывалась на черепашек, давила, душила и каталась с ними по полу, бормоча: "Любимая моя лягушечка-черепушечка! Ты моя лягушка-черепушка!" И тискала, тискала в пароксизме страсти...

Но две куклы все-таки удержались у меня на протяжении всего огромного детства: Мальвина и безымянная пластмассовая кукла с добрым лицом, голубыми глазами и пластмассовыми ресничками. Эта кукла была симпатична тем, что ее туловище,ручки и ножки были тоненькие, а не жирные, как у большинства ее гигантских собратьев. Безымянна кукла была размером примерно 25 см, и участвовала в играх с большими зверями. Те звери жили в королевстве, которым правили две кошки (пластмассовые): Черныш 1 и Принцесса Кисуля 1. Были у них и придворные - мишки, белочка, собачка и другие животные среднего размера. Кукле во всех играх доставалась роль злой волшебницы и интриганки. Она строила героям всякие козни, замышляла зло, натравливала мирных зверей друг на друга, устраивала дворцовые перевороты, плела интриги, клеветала и воровала. В результате ее обязательно разоблачали, и в конце каждого сеанса игры звери устраивали суд. Король Черныш 1 приговаривал коварную куклу к смертной казни к повешению. На место казни ее доставляли в деревянной тележке с колесиками, а роль виселицы играла старая прабабушкина клюка. На этой клюке за углом дивана куклу вздергивали на ленточке. Быстренько насладившись ритуалом казни, я немедленно разбирала импровизированную виселицу, потому что очень хорошо знала, что скажет мама, если увидит это сооружение.
Кукла Мальвина относилась к мелким игрушкам - с ладошку. Изготовлена она была из какой-то особой фарфороподобной пластмассы, от которой часто отламывались кусочки эмали при ударе об пол. Со временем бант куклы, кончики туфель и края платья стали походить на зубы, в состоянии крайне запущенного кариеса. Но я так любила эту Мальвину! Больше всего мне нравились ее панталончики, торчащие из-под юбки. Я ими часто любовлась с каким-то смутным щекотанием внутри. И вот однажды все прояснилось: я узнала про придворные костюмы галантного времени, - про юношей в париках и камзолах, панталоны, бантики, пудренные парики. Мальвина была несомненно из того самого времени. И я поменяла ей пол с помощью пластилина, а заодно и замазала отбитые куски на бантике и юбке. Теперь у меня был галантный мальчик! ...


Отдельно хочется рассказать о пупсах.


Пупсы у меня были, но я в них почти не играла. При взгляде на целлулоидного младенца, мое сердце пронзала острая жалость: какой же он беззащитный! Почти как живой: крошечные ручки, ножки, пальчики. Веселая, беззаботная улыбка. Как с таким чудом можно играть? О нем заботиться надо. Его можно испортить прикосновением. все вокруг такое грубое, кусачее, а младенец такой маленький. И младенца с трепетом заворачивали в самые лучшие носовые платочки, вышитые бабушками, и отправляли в самые дальние глубины шкафчиков. Поэтому парочка младенцев дожила до наших дней в целости и сохранности...
Tags: воспоминания, куклы, очерк, проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • На районе

    Сегодня выдался погожий денек с солнышком. Вышли заглянуть в районные пампасы. По дороге к памасам стоит вот такой приятный дом. Около…

  • Осенняя дача

    Пост открывает совсем не прекрасная фотка. Это - наше сгоревшее правление. Почему оно сгорело, писать здесь не буду. Как сказал наш сосед - наверно…

  • Прогулка по Тимирязевской академии.

    Когда не поступила на биофак, стала задумываться о поступлении в Тимирязевку. О чем сразу начала болтать разным знакомым. И как-то ВТ, имя которого -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

Recent Posts from This Journal

  • На районе

    Сегодня выдался погожий денек с солнышком. Вышли заглянуть в районные пампасы. По дороге к памасам стоит вот такой приятный дом. Около…

  • Осенняя дача

    Пост открывает совсем не прекрасная фотка. Это - наше сгоревшее правление. Почему оно сгорело, писать здесь не буду. Как сказал наш сосед - наверно…

  • Прогулка по Тимирязевской академии.

    Когда не поступила на биофак, стала задумываться о поступлении в Тимирязевку. О чем сразу начала болтать разным знакомым. И как-то ВТ, имя которого -…