eisa_ru (eisa_ru) wrote,
eisa_ru
eisa_ru

Category:

Выставка Марии Якунчиковой в Третьяковской галерее.

Она прожила всего 33 года. Чахотка свела ее в могилу. Как часто эта проклятая болезнь убивала талантливых и совершенных людей!
Сейчас в Третьяковской галерее идет выставка произведений Марии Якунчиковой. Москвичи, посетите эту выставку! Якунчикова – огромный талант, ее работы ни на чьи не похожи. И это под ее влиянием сформировалось клуазонне Билибина.
Годы назад я пристально вглядывалась в округлые стекающие мазки ее картин «Из окна старого дома. Введенское» и «Церковь старой усадьбы Черёмушки.» Картины обрамлены овальными багетами, напоминающими киоты. Рамы удивительно гармонируют с плавными мазками и бликами живописи.
В музее Поленова меня заворожило панно «Весло».





Техника, в которой выполнена работа – выжигание по дереву с последующим нанесением красочного слоя маслом. Техника абсолютно авторская, такой ни у каких других художников нет. Выжженные контуры художница, видимо, дорезала каким-то инструментом, - контур очень глубоко проникает в дерево. Мазки округлы и рельефны. Цветовые переливы красок очень богаты. Репродукции далеко не передают цветового разнообразия этого панно. Весло отливает голубым, на листьях кувшинок – сиреневатые и розовые блики. Цвет сочен и одновременно мягок. Чувствуется тепло летнего дня, солнечные блики на листах кувшинок, на цветах… Четко ограниченные контуры рисунка контрастируют разнообразием цветовых пятен, нанесенных рельефными мазками.
На выставке представлено несколько выжженных панно:

Осинка и ёлочка




Апельсины



Окно




Городок



Одуванчики



Мокрый январь




Скамейка под каштаном. Сад в Кламаре.




И чудесный шкафчик с личиком младенца




Эти стилизованные панно несут особую атмосферу модерна, так и видятся они вписанными в интерьер той эпохи. Вот что писал о них Максимилиан Волошин:» Если в рисунке тот скелет, который приковывает художника к реальности, то краски – это крылья, которые уносят от нее.» Панно «Весло» создано в 1896 году, в год, когда художница вышла замуж. Как пишет ее сестра Н.В. Поленова ( супруга великого живописца Василия Поленова): «Тут начинается самая полная пора жизни Натальи Васильевны».
Очень напоминает панно картина «Девочка в лесу», написанная маслом на холсте. Картина немного не закончена, но это не мешает любоваться четкими листьями растений, ягодками, грибочками, цветами иван-да-марьи и самой девочкой, испуганно прижимающей к себе клетчатый узелочек. Цветы и ягоды так и светятся на холсте! Все детали четко и любовно прописаны, не прокрашено только одно место.




Фрагменты:












На выставке представлена и ранняя графика художницы – крошечные головки «Мужчина в венецианском костюме»



«Монах»



и другие, созданные еще в отрочестве на рисовальных вечерах у Поленова.



Этим работам присуща скрупулезная тонкость, они миниатюрны, но очень реалистичны. Якунчикова участвовала в рисовальных вечерах вместе с учениками Поленова, Левитаном, Серовым, Коровиным, Нестеровым. Такое окружение не могло не повлиять на раннее развитие ее таланта.

Удивительно лиричен ранний пейзаж «Лодка на Клязьме в Жуковке», созданный в 1888 году. Этому пейзажу присуща особенность многих других пейзажей Якунчиковой – вид сверху, как бы из состояния полета.



В пейзажах Якунчиковой мы видим как бы портреты растений.









В Москве семья художницы жила в собственном доме. «Вид из окна на Малую Кисловку» написан из окна этого дома.




Четкий ряд домов лёгок и строг, окна и стены дают ритм, а нежные краски этот ритм обобщают. Поэтическая гамма – охристые, белесые, серые, розовые, голубоватые повествуют о зимнем дне в городе. Вид из окна, сверху способствует поэтической атмосфере пейзажа.

На выставке представлены импрессионистские картины Марии Якунчиковой:








Корабли

Фрагмент:



Якунчикова сотрудничала с Сергеем Дягилевым – лидером «Мира искусства». Она создала маленький шедевр – обложку журнала с лебедем. Также ею была нарисована обложка символистского журнала «Весы».
Обе обложки мы можем увидеть на выставке.






Рисунок «Кладбище зимой» тоже, вероятно предполагалось поместить в «Мире искусства».



На выставке мы увидим еще одну картину с кладбищем.



На обеих картинах, как и у «Девочки в лесу» все контуры четко прорисованы, они очень декоративны. Совсем другое, импрессионистское «Кладбище в Медоне» висит среди картин французского периода художницы.



Одни картины художница писала импрессионистично, другие ближе к символизму и модерну. Очень характерны в этом плане «Чехлы»



«Ваза»



«Церковь старой усадьбы. Черемушки»



«Из окна старого дома. Введенское».



И особо чарует «Театр в Трианоне».



Небольшая картина на первый взгляд кажется лаконичной, мазки то закругляются, то напластовываются так, как должен лежать снег. Чистая белизна прервана легкими тенями. Игра ритма пленительна. Взгляд движется в сторону романтического входа с колоннами. Сверху мы наблюдаем игру ветвей, переплетающихся на фоне неба.
«Парк в Сен Клу», написанный в той же манере показывает очень странный уголок: круговая лестница окружает маленькую площадку, в центре которой ничего нет. Тона картины мрачноваты и создают ощущение какой-то безысходной загадки.



Помимо живописи художница много труда отдала офорту. И тут Якунчикова ни на кого не похожа: она первый русский художник, делавший цветные офорты и достигший в этом подлинного совершенства. Работы ее нельзя спутать ни с какими другими. Многим из них также в высшей степени присущи признаки модерна. Некоторые символистские – «Череп и цветы», «Страх».








В офорте «Сельское кладбище» царит лирическая гармония.



Вот, что пишет о ее офортах Волошин: «Она выработала свой рисунок до крайнего упрощения, довела его до простейшего логического анализа вещей, потому что рисунок – это логика видимого, логика тяготения, логика перспективы». Об офорте «Страх» Волошин рассказывает вот что: «Однажды зимней ночью в Медонском лесу Якунчикова испытала ощущение острого ужаса при виде больших звезд, качавшихся среди голых ветвей. Из этого возник ее офорт «L`Effroi». Волошин еще отмечал, что женская фигура в офортах Якунчиковой – это как бы условный автопортрет: «Это девушка с тонким лицом, напоминающая ее портреты… Это всегда она, всегда одна и та же, гибкая и грустная…»


Офорт «Недостижимое»



Вот она ловит руками то, чего нет, что-то невидимое. Острыми крыльями падающие ласточки разрезают воздух. На пашне, вдали – брошенная соха – символ тяжелого труда, привязанности к земле, монотонной рутины. Под ногами пробиваются робкие цветочки…








Она ловит руками видимое лишь ей, ускользающее.
В своих картинах она взлетает, видим и мы вместе с нею реки, рассветы, долины, лужайки. Страх и ужасы остаются за гранью бытия.


В посте использованы материалы из книги Киселёва "Мария Якунчикова".
Фото Татьяны Коростылевой и репродукции Якунчиковой из интернета
Tags: Серебряный век, Якунчикова, выставка, живопись, художество, художники, чахоточные гении
Subscribe

  • Воспоминание

    Я помню в комнате твоей Всегда зашторенные окна, И перебор косых ветвей Не виден в этой раме блёклой. Пустых бутылок караван, Их иностранные…

  • Детские воспоминания. Еда. Открытие медитации.

    Есть в детстве никогда не хотелось . Хуже, еда казалась не съедобной вовсе. Пища в детском садике еще как-то проходила, хотя и с трудом, но то, что…

  • Советские игрушки

    ... и прочий хабар. Хабара становится все больше, он поступает с разных сторон, неравноценный. Пора уже выбрасывать нафиг рассказывать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Воспоминание

    Я помню в комнате твоей Всегда зашторенные окна, И перебор косых ветвей Не виден в этой раме блёклой. Пустых бутылок караван, Их иностранные…

  • Детские воспоминания. Еда. Открытие медитации.

    Есть в детстве никогда не хотелось . Хуже, еда казалась не съедобной вовсе. Пища в детском садике еще как-то проходила, хотя и с трудом, но то, что…

  • Советские игрушки

    ... и прочий хабар. Хабара становится все больше, он поступает с разных сторон, неравноценный. Пора уже выбрасывать нафиг рассказывать…