eisa_ru (eisa_ru) wrote,
eisa_ru
eisa_ru

Category:

Злой маркшейдер и юннаты

Стихи давних лет, сочинил юннат из палеонтологического кружка.
Поскольку данный текст может интересовать только тех, кто в теме, помещаю его под кат
и отключаю комменты.


Опять с постели вставши рано,
Поспав всего часочка два,
На чем лежит весь свет, ругаясь,
Что разболелась голова
И, проклиная все на свете,
В различны куртки одеваюсь,
И на ногах стою едва.
Чего-то покидав в рюкзак,
И показав соседям «fuck»,
Я выхожу на свежий воздух,
Мы с Саней едем на метро.
Так начинается утро.

Подъехав к «Выхино» платформе,
Мы увидали там Серегу,
Он заложив ногу за ногу
На лавке сумрачно сидел
И на железную дорогу
Сквозь папиросный дым глядел.

В его объемистом мешке
Лежало несколько бутылок,
И он косматый свой затылок
Чесал. И был в большой тоске.

Он вдруг представил на мгновенье,
Что вы могли бы не предстать
Поперед мутными очами
(Мое простите вдохновенье),
Тогда ему пришлось бы жрать
Все то, что было
В одно рыло.
Но вот он быстро нас заметил
И тут же весел стал и светел.
Улыбка расплылась по роже
- Ну здравствуй, здравствуй, друг Сережа!
Знакомый слышится ответ:
- Ну, срань почтовая, привет!
Когда собралась вся тусовка,
И мы пошли на остановку,
Был Зопух близко, где-то рядом,
Вгрызался в спины нервным взглядом,
Он бегал, издавая запах.
С затылка я не раз уж вытирал
Его бесцветный, липкий взгляд
И отводил глаза назад,
А с Севера шел серый ветер
И приносил нам дождь и град.

О, рудники, карьеры, обнаженья!
Как мне сказать о вас?
Где мне найти такие выраженья,
Чтоб описать, да не соврать,
Что вы такое, вашу мать?

Что заставляет нас тащиться в непогоду,
Копаться в грязь на эту мертвую природу?
Среди известняка иль синей глины,
Среди песка, камней или воды,
Нередко матерясь на все лады,
На Бога в небо смотрят наши спины,
А головы – на кучи ерунды.

Что заставляет нас, намазав рожу калом,
Стоять под грудой долбанных камней
И всяких там хреноидей,
Набивши полны рюкзаки.
Ну разве мы не дураки?

Кто нам приказывал махать
В карьере молотком железным,
Столь в геологии полезным,
Но все же с силой опускать
Его на собственную руку?
Или на ценный экспонат?
Ужель прославим мы науку?
Коль будем фауну искать?

Я на Лопатинских карьерах
Бывал уже не мало раз,
Сюда я ездил пионером,
Когда ходил в седьмой я класс.
Уже четвертый год я езжу
На эти юрские места,
Здесь аммониты – красота,
Но грязи столько здесь,
Что никуда ни встать, ни сесть.
Она в огромных черных ямах,
Вонючих, плещется на дне,
Блестя, стекает по стене,
Того же самого карьера,
А наверху, на рельсах тонких
Вниз свесив ковш, стоит машина,
Ковшом хватает эту глину,
И, отобрав там фосфорит,
Бросает в сторону дерьмо,
И дальше едет и гудит.

Вот геолог вниз спустился,
На веревке и повис
И глядит с испугом вниз
Там, где плещется говно.
Много фауны должно
Быть из Волги и Оксфорда.
Вдруг его дурная морда
Изменила выраженье:
Это что же там блестит?
Может это белемнит?
С хрустом вгрызся тут геолог
В отложения морей.
Все быстрее и быстрей
Он работал молотком,
Брызнув мутною слюной,
На юру пошел войной.

Копошась средь черной жижи
Не заметил он того,
Что ползущий на него
Экскаватор ближе, ближе,
А в кабине хитрым глазом,
Блядь, Маркшейдер сам блестит.
Нарушителя границы
Он заметил ягодицы
И направил трактор свой
Прямо на козла.
Геолог рылся и вспотел,
И неожиданно заметил,
Что на веревке, на которой он висел,
Болтаться стало словно что-то,
Ее стал дергать для чего-то.
А наверху Маркшейдер злой
Пилил веревочку пилой.

Вот полетел геолог птицей,
Роняя фауны куски,
Зубила, клинья, молотки,
Очки, бутылки, рюкзаки,
И головою прямо в грязь
Он погрузился, матерясь.

Погиб геолог не для славы,
Снимите шапки, господа,
Настанет срок, уйдет туда
И учинитель злой расправы,
Но, а сейчас он ржет победно,
Сдувая пыль с бензопилы,
Но что поделать, господа,
Ничто не кончится бесследно,
На свете есть еще козлы.
До Лопатни мы все добрались
Примерно в середине дня,
Хоть с неба капала х....я
И тучи в небе собирались.
Мы открывали рюкзаки
И доставали молотки.
Чуток аммонов для порядка
Наковыряв на юрских грядках,
Мы порешили отдохнуть,
А заодно чуть-чуть бухнуть.
Однако, дело затянулось.
Открыв бутылок где-то пять,
Мы стали открывать опять.
Уже взмолился Петр Евгенич:
- Ребята, сколько можно пить!
Пора и фауну долбить!
Мешка четыре накопать
Аммонов надо, вашу мать!»
Тут появился Зопух-Гена,
Он труп несчастный приволок,
Хоть от работы тяжкой взмок,
И пукал, словно съел пургена.
Но мертвеца к костру тащил
Усердно, словно, некрофил.
Руку Маркшейдера-убийцы
Узнали сразу мы, когда
Мы труп геолога узрели.
Иван Маркшейдер никогда
Не убивал людей не насмерть,
И много приносил вреда.

Он нас узрел на небосводе
И проклиная нашу мать
Он экскаватор свой заводит,
И ковш его на нас наводит,
Решив ковшом нас растоптать.

Кровопролитное сраженье
Я не решаюсь описать.
Боюсь, не в силах вдохновенье
За кем-то снова повторять,
Как трупы сыпались в овраги,
Как умирал Маркшейдер злой,
Разрезан собственной пилой.
Устал я изводить чернила
На то, что матом надо крыть.
Давно сгорело и остыло,
И надо навсегда забыть.
Нельзя объехать все овраги
И выпить в мире все вино,
Хоть веселимся на бумаге,
А жизнь похожа на кино.
Не раз хотелось на карьере
Держа в руках замерзший гной
Вернуться поскорей домой,
Вино с друзьями забухать,
С девчонкой ахнуть на кровать
И наплевать на м.....в.
А иногда хотелось, чтобы
Лежать в прохладе сладкой гроба,
Забыть волненья и тревоги
И протянуть устало ноги.
Tags: стихи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Глаз в пирамиде. Торжок и приторжковье.

    Съездили на экскурсию, посвященную творчеству архитектора Николя Львова. Конечно же, о сем творчестве я писать не буду. Память у меня все хуже, надо…

  • Морозовский городок в Твери. Зона бомжизни.

    Вчера посетили Морозовский городок три подруги - Эйса, Таня и Лена. Пока добирались, местные оказали нам знак внимания, заинтересованно спросив: Куда…

  • 1 июня в Царицыно. 2021.

    Как всегда в день защиты детей в Царицыно собираются хиппи, прочие неформалы и всякие примазавшиеся - потусить, пофоткаться, повеселиться, побеситься…

Comments for this post were disabled by the author