March 27th, 2011

ПЖ

Наедине с Мариной Ивановной

МЦ: Ни на люди выйти, ни людей посмотреть.
Только книжки читать. Я и читала.

Э: Вот бывают книжки – ни то, ни се. Я их отрицаю и забрасываю. Я их не ем. Литература, она же как пища. И есть литература неудобоваримая. Хотя и считается полезной, «потамучта доктор прописал». Для развития головного мозгу. Но есть авторы, чьи книги насыщают. А записные книжки Марины Цветаевой – и питают и лечат. И вдохновляют жить и мыслить. Старинный лытдыбр. Хочется написать комменты Марине Ивановне. Я и пишу. И это не наглость – какая-то там Эйса, и Марина Ивановна: она сама обращается к читателям, которые будут через сто лет. Они будут, я знаю! – пишет она в девятнадцатом.

МЦ: О маленькой книжке Ахматовой можно написать десять томов – и ничего не прибавишь. А о бесчисленных томах полного собрания сочинений Брюсова напишешь только одну книжку – величиной с ахматовскую и тоже ничего не прибавишь.»
Э: Точно!

МЦ: Душу я определенно чувствую посредине груди. Она овальная, как яйцо, и когда я вздыхаю. Это она дышет.
Э: У меня тоже душа посредине груди, только она с маленькое яйцо, с голубиное, и источает нестерпимо яркий голубой свет. Она светится, даже когда я сплю. А дышу я животом, поэтому душа всегда непожвижна.
Collapse )