December 13th, 2010

ПЖ

Как мы меняем пространство

Однажды, гуляя с другом по Ордынке, решили заглянуть в Третьяковку. Дело было летом, день стоял спокойный, неяркий, пасмурный. Привычные залы Третьяковки словно померкли. Мы неторопливо брели вдоль стен. Я перестала узнавать знакомые с детства полотна. Любимые творения Врубеля смотрелись пожухлыми, а много картин, казалось, куда-то вообще исчезли из музея.
Мой знакомый - колдун. Он и сам немного рассказывал, что таковым его признали какие-то сведущие люди в глубинке.
Кто знает?... Но любимая живопись не сияла и не радовала в его присутствии.
А как хорошо мы ходим в Третьяковку с дочкой – каждый холст, каждый рисунок словно подсвеченный! Взгляни на меня! И меня, меня рассмотри! - раздаются со стен призывы.
Из всей экспозиции приятелю понравилась только картина Клевера, изображающая полуразрушенную мельницу. Конечно же в серых тонах – серые бревна, стального цвета вода.
На улице мы оказались рядом с комплексом работ Шемякина, посвященным различным порокам. Друг мой заметно оживился и принялся истолковывать значения скульптур и даже отношения автора к изображенным порокам. Неожиданно вышло, что он совершенно не чужд искусству!
Collapse )