August 12th, 2010

ПЖ

Дым на небе, дым на земле, -

для нас уже наверное в прошлом. Хотя еще не все отгорело, но три дня уже мы живем без дыма. Пишу воспоминания, пока они не забылись.
В прошлые выходные мы были с П.Е. на Вернике. Это был тот самый день, когда полгорода ходило в повязках. Непонятно только, зачем в этих повязках ездить в метро? В метро же нет смертельных частиц до 50 микрон диаметром, которые не выводятся из организма.
Видели человека в противогазе и панаме военного образца. Встречная группа иностранцев весело щелкала его фотиками. В ответ персонаж с поклоном снял панаму...
На Вернижасе узнала цены на археологические кольца из раскопок. 1 000 рублей, однако. Кольца ржавенькие, без признаков ювелирной обработки. Лишь в некоторые из них вставлены ирризировавшие от времени стеклышки. Именно такое, со стеклышком колечко подарил мне когда-то Гена, ученик П.Е. Он сам нашел кольцо с помощью металлоискателя.
Шкатулка из орехового дерева с ключиком (такая есть у меня и у Лёши Корецкого) стоит 2 000, поцарапанная. Не зря про Верник говорят: у нас на Вернисаже такса - все, что фуфло - то 10 баксов. Теперь цены фуфла не ограниченны никакой суммой.
Весьма удивилась, что среди вернисажного товара невозможно встретить никаких цепочек, кроме серебряных.
После таких походов в город просто необходимо окунуться в естественный водоем и поплавать, чтобы привести в норму температурный режим и хоть немного порадовать спину. Такой естественный водоем в наших краях находится в Кузьминском парке. Даже в самую страшную жару там более-менее можно дышать. Деревья и трава высохли далеко не везде, есть тенистые месте, родник с холодной водой и большая система прудов. Вот к этим прудам мы и ходили все последние дни. Садились на берег, я с отвращением опускалась в зеленоватую воду с плавающими листьями и перьями уток. Но буквально через минуту тело начинало испытывать кайф от прохлады. Выходя из воды, приходилось как бы сметать с пути всякий мусор, которого особенно много у берега.
Пруды эти в парке у нас служат излюбленным местом дружбы народов: все приезжие из бывших южных республик бывшего союза, а заодно и китайцы с бывшего Черкизона проводят там конец дня. По-русски говорим только мы с П.Е. да конная милиция, вежливо просящая отдыхающих потушить мангалы. А состряпать еду на этих мангалах пытаются буквально через каждые два метра.
Возвращаюсь на берег. Черные растворимые босоножки осаждаются на ноге и окрашивают кожу. На расстеленной индийской тряпочке меня поджидает П.Е. В такой грязи он ни за что не полезет в воду. Он даже не раздевается, так и сидит в белой маечке, белых шортиках и белых носочках. Кушает самсу с пирожками и пьет пиво. Самсу - самцу, - провозглашаю я бодро и плюхаюсь рядышком. П.Е. облизывает усики и замечает, что у меня на этом пляже самая белая кожа. Еще бы, - я там самая бледнолицая!
А вокруг царит непринужденное веселье, тел не меньше, чем на каком-нибудь пляже в Анапе. Бутылок и банок от пива почти нет - милиция следит строго, заодно и лошадок прогуливает. Множество разнообразных молодых смуглых брюнетов купаются, сидят на берегу или играют в волейбол. Почти никто не курит!
А их женщины плавают в мусульманских купальниках - туниках и леггинсах.