November 6th, 2009

ПЖ

Дорогами ipsum_dixit

Ну и погодка сегодня, господа хорошие! Прямо с горшка сдувает!
А днем было холодно, но не так снежно и ветрено, и пошли мы с любимым П.Е. на Большую Никитскую, в зоомузей МГУ смотреть выставку, именуемую "удивиловка", а для тех, кто не в теме - "Удивительное в камне".
Выставка эта с давних пор проводилась в музее им.Тимирязева, но в рамках нынешней борьбы с культурой была прикрыта перенесена на Малую Никитскую, где и успешно загибается проводится только для участников и изредка забредающих погреться родителей с мелкими чадами.
Огромный холл музея, с детства поражавший меня гигантскими полотнами Ватагина, странно заполнен пустотой и величием погибающей ветхой науки. Одна из картин, которую нельзя фотографировать, как и всё в музее, с детства пугала меня неприкрытой жестокостью мира природы: на этой картине нарисовано, как полярные мишки обедают тюленем в обрамлении ледяных глыб. В натуральную величину. Тюленьчик с разгрызенным горлом лежит в луже крови... Остальные картины не такие жестокие. Одна даже величественная, в ней есть динамика и надежда: горные козлы, похожие на оленей, гордо подняв рогатые головы, шествуют по тропе между скал, а за большим камнем притаился ирбис, свернутый в некое подобие вкусной баранки, посыпанной пятнистым сахаром.
Сама выставка представляет на сегодняшний день несколько невзрачных витрин со стандартными образцами минералки для богатеньких, которую люди где-то закупают в свои личные коллекции, а потом выставляют по музеям с целью похвастаться перед ближними просветить почтенную публику. Недалеко от этих чахлых витрин я углядела части музейной экспозиции, не подвластные надзору бабушек, и бросилась их маньячно фотографировать, боязливо зажав громко тявкающий затвор аппарата и поставив П.Е. на стреме.
Первой жертвой моего фотовнимания стала витрина под заглавием "Кабинет профессора Персикова".
Профессор Персиков! Увы, я не зоолог, как мечталось мне в детстве. К моему глубокому сожалению, я заканчивала совсем другую кафедру глубокоуважаемой Alma Mater. Но фамилия Персиков немедленно навеяла картины мирного быта ученого, неспешные размышления которого за письменным столом выливались в статьи и трактаты, повествующие о перекрестном опылении розоцветных дерев в весенних садах толстобрюхими мохнатыми мотыльками, в веянии нежных запахов по типу Sikkim или Anais Anais.

Да, стол почти такой, как я себе представляла. И лампа под зеленым абажуром совсем такая, как та, под которой творил мой дедушка, кстати тоже профессор, но по ракетным топливам. О чем же писал благословенный Персиков в своих трактатах? По каким розовым лепесткам гулял он со своими юннатами Кариком и Валей?

Для того, чтобы это узнать заглянем-ка в другую часть его кабинета.


Ну и как оно вам?

Под катом глистов не будет ничего страшного!
Collapse )
  • Current Music
    Бардовские песни родного факультета
  • Tags
    ,