June 28th, 2008

ПЖ

Колонка автора: Грани героя

What makes a hero?

Смотря кого считать героями. Нас в советской школе учили, что герои бываю трех типов: герои труда и герои войны. Герои войны подразделяются тоже на 2 типа: которые не предавали, терпели пытки и мужественно умирали, так и не выдав тайну врагу; и те, которые бросались с одной единственной гранатой под танк (острый наступательный героизм) или, как Мересьев, без ног служили на благо отечества до последнего вздоха (хронический наступательный героизм).
Ну, я так считаю - в последнем случае - это не героизм, а фанатизм. Принесение себя в жертву. Такими героями могут быть суггестивные личности с неразвитой персоной или эго. Или их персона отождествляется с их идеями.Таких, которые под пытками не предавали, я считаю, просто не было: их придумало руководство. Под пытками любой человек становится предателем. Они получали информацию и приканчивали героя. Либо не получали информации (потому что ее не было) и тоже приканчивали.
Герои труда примерно такие же, как и герои войны, только у них больше и разнообразней мотивации.
Почти у всех людей есть в глубине души жажда цели в жизни. Оттуда уже не далеко до жажды подвига. Это же так здорово: не думая ни о чем, горя смертельной враждой к врагу - на амбразуру!
Но я герой другого плана. И тем не менее я - герой!
Герой нашего времени.
В чем же мой героизм хваленый?
А вот в чем.
Я, словно одинокий мячик лечу всю жизнь сквозь черное одиночество смерти. Я знаю о том, что все мое бытие закончится. Оно может закончиться случайно, может продлиться еще. Но все равно - меня ждет Смерть. Я живу с этим всегда, и лишь иногда, на краткие миги мне удается забыть об этом. Побочным следствием этого сознания является мое отчуждение от людей, от социума, от любых реалий вроде будней и праздников. Меня волнует жизнь моих близких, моих друзей. Я знаю, что они так же остро могут испытывать боль и дискомфорт, и я не желаю им этой боли.
Но я знаю, что умирать я буду одна. Я множество раз видела, как убитых и раненых соскребают с асфальта, с рельсов и накрывают темными тканями. Я бывала на похоронах и в моргах, наблюдала вскрытие трупа. Глядя на тела, становится понятно, что это - предметы, а не люди. Некоторые, правда, сильно похожи на людей. Но дело не в этом. Страшно осознавать тот миг: вот он двигался, думал, существовал. Шагнул под поезд в метро - и кровавые останки с клочьями волос. А мимо все также равнодушно идут пассажиры, они даже не смотрят в ту сторону...
Я нашла свою персону совсем недавно. Мне часто приходилось придумывать себе персону, ибо какая может быть персона у человека, который стоит на краю? До этого ли ему. Ему весь социум кажется одним большим муравейником, до которого ему нет никакого дела: мне скоро конец, а вы тут суетитесь? О чем вы?
И мой героизм в том, что я живу с этим сознанием, и в моей душе всегда звонит колокол.
По мне.