January 26th, 2008

ПЖ

la rottura del livelo

Здесь может спать только тот, кто мертв.
Борис Гребенщиков

Вот они - прутья клетки. Вот он - замок, что болтается перед носом. Шаг влево - обрыв, шаг вправо - провал. "И враги человеку домашние его"... Зловещий горизонтальный градусник отмеряет щелчками миги жизни. Чьи-то шаги ведут в зеркало. Айсбергами топорщатся одеяла, под ними слабо шевелятся тела спящих. В кровати расширяется провал. это маленький обыденный привычный опыт разрыва. Это еще не конец, это предел, за который ни шагу. Быстрая казнь - медленная казнь. Ад или тюрьма существования, привычное отчаяние, безвыходность, тупик в лабиринте.
И пробуждение еще страшнее чем сон, а конформизм манит привычным уютом, а кто-то нашептывает - покорись, покорись...Все равно - не одолеть смертельныя мечты. Они съедят тебя как акулы - ближние твои, и ты растворишься аки пыль, пыль, пропитанная страхом экзистенции.
ПЖ

(no subject)

Возьми эту боль, пусть она станет крылом!
                  Борис Гребенщиков.(Не точно)
Блаженство Dementia - вот что разрушает меня и питает. Что делать тому, кто живет с этой раной в душе, кто видит свет так ярко, так нестерпимо ярко, как могут видеть только больные очи, больные изначально, ибо знают, что обречены на угасание? Или на пытку вечно фиксировать жизнь, подобно зеркалу... В груди болит сердце, болит душа, доколе эта боль будет моим крылом?