December 4th, 2007

ПЖ

о Смоктуновском

С детства люблю Иннокентия Смоктуновского за его утонченность, изысканность, едкое обаяние его личности. Он мистагог, каким был Вячеслав Иванов, вероятно чем-то похожий на него - высокий, кудрявый, рыжевато-белокурый маг.
   Не люблю современный театр. Он давно выродился. Такие там люди играют. Все мелко, все ничтожно. Без божества, без вдохновенья. В кино еще можно что-то увидеть... Любимые кассеты занимают немного места в шкафу. Книг у меня гораздо больше. Книги отчасти ассоциируются с учеными мужами: библиотека у меня солидная, много эзотерики, философии. Рядом соседствуют книги мужа по поиску древностей. Один Траутшольд чего стоит. Прямо средневековая у нас библиотека. И все это собрание мне каким-то образом напоминает о Смоктуновском.
   Спектакль - это мистерия. В нем надо священнодействовать. Один критик написал о Смоктуновском:"Князь Мышкин - ангел, несущий благую весть.Герой Смоктуновского стал олицетворением самой ранней, самой робкой весны - сияющей весны света. У него был светоносный взгляд и деликатные движения, ощупывающие пространство." Далее этот критик  сравнил Смоктуновского и Сахарова.  И это очень тонко:  и Сахаров, и  Смоктуновский относятся к одному типу людей - гениоты. Нечто среднее между гением и идиотом, чудаки, но не юродивые, не придурки, а существа ангельской природы, предельно чуткие существа.
    Мне близок Смоктуновский еще и своей выраженной интеллектуальностью, врожденной интеллектуальностью. Да, в нем нет простоты. Но в наше время простота лезет из всех щелей, она поистине хуже воровства. Как писал Ницше, даже дух стал чернью. И Смоктуновский принадлежит к тем немногим людям, кто не стал бы  говорить  о машинах и деньгах, это даже смешно представить рядом с его образом, это как кощунство. Его личность поднимает.Мне стоит его только представить, и я сразу настраиваюсь на высокий лад, могу писать, размышлять, рассуждать. Он не диктует, как учитель - он передает мысли и энергию всем своим существом. Главное - суметь воспринять эту магию.
   И вот о чем хочется вспомнить напоследок. О предопределении. В своих воспоминаниях Смоктуновский писал о войне. Он ведь все-таки много воевал. Он описывает свой побег из плена, сражения, в которых участвовал. Он всегда оставался целым и невредимым. Он - избранник Небес! Ему было предназначено "глаголом жечь сердца людей" и "чувства добрые в нас ... пробуждать". Значит, небесам все-таки нужно не только пушечное мясо! Им нужны и более высокие энергии, чем наши обычные мутные генерации.