eisa_ru (eisa_ru) wrote,
eisa_ru
eisa_ru

Там, далеко, -
все те же поляны, лесочки, опушки. Все те же поезда торопливо бегут в Калугу и Москву, а какие-то и вовсе в неведомые края. Все те же. Только уже не те. Разом свершился переход к осени. Все еще зелено, и лишь груды сухеньких листочков незаметно появились в городе под деревьями. Но эти листья засохли, еще не долетев до земли. И вот они лежат, чуть гремя под ветерком - зеленовато-желтые, будто из ржавых железочек.

Летом в городе тяжело спится, осенью - легко, тепло, удобно: нет резкого утреннего света, ушла, схлынула былая духота.
Там, за городом, все наоборот. Мансарда спасала в жару, а сейчас там неуютно, зябко, печь не прогревает верх. Из-за больших "верандных" окон тепло в доме совершенно не держится, и, как ни топи, все выветрится в ближайшие часы... Три ватных одеяла могут спасти положение, но утром нужно вылезать, спускаться вниз, совать окоченевшими пальцами деревяшки в топку, долго разжигать непослушный огонек. Когда еще он затеплится? Чайник спасет от голода, первые глотки горячего кофе проникнут в мерзлый желудок, жизнь начнет налаживаться...

А вот когда было жарко - совсем другое дело. Ночью тепло покидало дом постепенно, неравномерно. Дерево то и дело издавало треск, будто поеживалось. Звуки эти бывают громкими и могут разбудить среди ночи. Как-то проснулась в кромешной темноте. Совершенно черной, как ее еще назвать, избегнув клише? Я не думала о страшном, а просто боялась - слышался с разных сторон громкий треск, словно кто-то ступает по половицам, стенам, потолку. Внизу, где меня нет. Пришлось по-детски затаиться под одеялом. Но кто-то неведомый продолжал "ходить", наступая на половицы. Полежала, поежилась, прикрутила фитилек страха, высунула нос, а потом и руку.
Включила ночник, вернее настольную лампу, сделанную почти сорок лет назад, в СССР. Лампа попала на эту дачу, пережив со мной годы взросления, все экзамены, все переезды и перепетии судьбы. С ней не страшно и с призраками беседовать.

Вдруг где-то далеко, в тишине, прокукарекал петух. Потом следующий. Звуки были еле слышны, слабо различались два голоса. Первый - такой классический, хрестоматийный, субнормальный петух. Второй - кряхтел, как подрезанный: в два колена, хрипло и коротко, словно с похмелья. Радовали оба. Можно было вздохнуть и растянуться под одеялом.
Вскоре за окном посветлело.

Пора повесить другие занавески, получше. И непременно пышные и светлые, а то что это за аскетизм куцый висит? Со всей обстановкой диссонирует. Даже как-то неудобно перед привидениями...
Tags: текст
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Глаз в пирамиде. Торжок и приторжковье.

    Съездили на экскурсию, посвященную творчеству архитектора Николя Львова. Конечно же, о сем творчестве я писать не буду. Память у меня все хуже, надо…

  • Морозовский городок в Твери. Зона бомжизни.

    Вчера посетили Морозовский городок три подруги - Эйса, Таня и Лена. Пока добирались, местные оказали нам знак внимания, заинтересованно спросив: Куда…

  • 1 июня в Царицыно. 2021.

    Как всегда в день защиты детей в Царицыно собираются хиппи, прочие неформалы и всякие примазавшиеся - потусить, пофоткаться, повеселиться, побеситься…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

Recent Posts from This Journal

  • Глаз в пирамиде. Торжок и приторжковье.

    Съездили на экскурсию, посвященную творчеству архитектора Николя Львова. Конечно же, о сем творчестве я писать не буду. Память у меня все хуже, надо…

  • Морозовский городок в Твери. Зона бомжизни.

    Вчера посетили Морозовский городок три подруги - Эйса, Таня и Лена. Пока добирались, местные оказали нам знак внимания, заинтересованно спросив: Куда…

  • 1 июня в Царицыно. 2021.

    Как всегда в день защиты детей в Царицыно собираются хиппи, прочие неформалы и всякие примазавшиеся - потусить, пофоткаться, повеселиться, побеситься…