eisa_ru (eisa_ru) wrote,
eisa_ru
eisa_ru

Categories:
Я боюсь снов. Они высасывают жизнь. Вытягивают кровь, лимфу.
С утра встаешь - желтый, мешки под глазами. Пухнут руки, ступни. Трудно двигаться.
Если ходишь, то вяло, натыкаешься на невидимые нити. Трогаешь их рукой, а в ответ что-то тихонько звенит... Паук, а, паук, ты где?
Никто не отвечает. Никого нет.
Только вот выйти, вырваться из дома трудно, вот и приходится некоторое время лежать, как в коконе...

Сегодня

На остановке - трамвай. Надо перейти пути, тетка - вагоновожатая показывает глазами, что ждет меня. Надо перейти, но какая-то сила мешает. Страшно. Падаю, перекатываюсь через пути, у самого края застываю неподвижным кульком. Все время смотрю на тетку-вагоновожатую. Она сочувствует, глазами показывает, что не собирается ехать, но сам трамвай как бы подрагивает. Легонько, словно в замедленной съемке. Лежу на рельсах, кругом асфальт в соляных корках, с льдышками в недотаявших лужах, в желтоватых разводах. Двое мужчин стоят рядом, я взываю к ним, чтобы подняли, вытащили. Но они весело трендят о своем. И последним усилием я вытаскиваю себя, свое тело. Просыпаюсь.
Какие-то роды в жизнь.

Вчера

Ходим с университетской знакомой по подвалу. В подвале чисто, и он огромный. Из подвала много выходов в виде полуприкопанных балкончиков вверх. Надо выходить. Подруга советует мне: для того, чтобы попасть на улицу, надо оставить все вещи внизу. Я их оставляю. Вылазим на балкон. Он огорожен чем-то вроде палаточной плащевки. Приятельница легко перешагивает ограждение и растворяется во дворах среди зелени. А я начинаю пытаться вылезти, но это не так просто: ограда не пускает, заворачивается так и эдак, хотя я пытаюсь ее согнуть, подвернуть под себя. Некоторое время я тщетно борюсь с оградой, и в конце она все же сдается и сама понижает свой уровень. И я выхожу на улицу. Там мягкие вечерние сумерки, всюду идет разнообразная жизнь. Но куда же я пойду без денег, без сумки, без телефона? Я никого не найду, я ничего не помню и не знаю, куда идти. И я возвращаюсь обратно через другой балкон. Ищу свои вещи. А в подвале тепло, уютно, хотя и затхлый воздух. Там живут люди, их не очень много, и они бедноватые. Но видно, что им хорошо, они всем довольны. Подвал огромен, в разных местах - двери, ведущие на еще более низкие этажи. Сквозь щели этих дверей можно заглянуть на те этажи. Там горит огонь. И там действительно страшно.

Сразу после:
Какой-то дядечка дал мне меч. Я нечаянно смяла всю его середину. Дядечка укоризненно:
-Это же меч для вина!
И я разгладила его поверхность как фольгу, ногтем. Вернула назад дядечке. Он кивнул - вроде бы сойдет.
Subscribe

  • Где мои цветы нецвЕтные?

    Сто питсот лет назад Елена Камбурова пела: я другое дерево. Так вот, я - бонсай. Наши садовники заинтересованы в разведении фруктовых деревьев -…

  • Иван Ефремов. Лезвие бритвы. #главнаякнига

    «Лезвие бритвы» Ивана Антоновича Ефремова – книга, которая очень сильно на меня повлияла. Можно сказать, что она задала направление моего духовного и…

  • Старая книжка о новом искусстве.

    "Дайте мне любого человека, и я найду за что его посадить!", - так или примерно так говорил кардинал Ришельё. "Дайте мне любого человека, и я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Где мои цветы нецвЕтные?

    Сто питсот лет назад Елена Камбурова пела: я другое дерево. Так вот, я - бонсай. Наши садовники заинтересованы в разведении фруктовых деревьев -…

  • Иван Ефремов. Лезвие бритвы. #главнаякнига

    «Лезвие бритвы» Ивана Антоновича Ефремова – книга, которая очень сильно на меня повлияла. Можно сказать, что она задала направление моего духовного и…

  • Старая книжка о новом искусстве.

    "Дайте мне любого человека, и я найду за что его посадить!", - так или примерно так говорил кардинал Ришельё. "Дайте мне любого человека, и я…