eisa_ru (eisa_ru) wrote,
eisa_ru
eisa_ru

Место силы

Известно, что Московский Университет строили заключенные. Вручную. Как и метро, как и все стройки века. Много слухов ходит о том, что в его метровых стенах спрятаны потайные комнаты, проведены провода для подслушивания и тайные каналы связи. Возможно.
МГУ – это айсберг. Гигантские подвалы тянутся далеко за пределы главного здания (или ГЗ, как называют его обитатели). ГЗ МГУ окружает огромная территория с парком для спортивных занятий, стадионами, военной кафедрой, отдельными гуманитарными и естественнонаучными факультетами, всякими дополнительными службами и поликлиникой. И совсем недавно открыли еще несколько учебных зданий через дорогу.
Неподалеку от биофака размещается научный ботанический сад и несколько лабораторных корпусов.
В подвале родного факультета много бункеров, бомбоубежищ, каких-то хранилищ с неведомым содержимым, отделов различных лабораторий и еще незнамо чего. Коридоры подвала длинны и запутаны, вдоль стен тянутся многие километры труб, и большинство дверей по сторонам этого коридора наглухо закрыты и помечены номерами.
Помимо подвала в каждом корпусе Университета есть еще и чердак. По размерам чердаки намного меньше подземных помещений, но и там идет своя тайная жизнь, неизвестная посторонним. Во время моей учебы, мы знали несколько входов, ведущих на чердак, которые не запирались. Из любопытсва мы лазили туда и ни разу там никого не встретили, хотя видели запертые комнаты под номерами, как и в подвале. Студенты обычно боялись заблудится и предпочитали распивать спиртные напитки и целоваться поближе к выходу: вдруг кто-то из сотрудников захочет запереть дверь, уходя с работы…

Вся эта гигантская территория населена весьма специфическим контингентом людей: учеными, студентами, преподавателями и другими лицами, имеющими непосредственное отношение к науке и учебному процессу. Там давно уже сложилась определенная атмосфера, которая влияет на окружающую среду. И влияет она очень сильно. Еще моя мама, закончившая химический факультет и защитившая там кандидатскую диссертацию, удивлялась тому, что сотрудники Университета очень медленно стареют. Само здание кажется старше своих лет,- попав внутрь, невольно начинаешь воображать, что здание как минимум – ровесник Михайлы Ломоносова, такие темные там коридоры, выложенные деревянными панелями, величественные колонны, мемориальные доски, портреты великих ученых…





Но вот сотрудники кафедр, преподаватели, научные работники, что годами работают в этом комплексе, словно застывают, они не меняются, долгие десятилетия сохраняют они один и тот же облик, одни и те же манеры, один и тот же подход к явлениям. И дело скорее всего в том, что огромные массы учащейся молодежи – с острым умом (другим в МГУ просто нечего делать) и яркими молодыми страстями и амбициями, все устремленные в будущее, - нацеленные на то, чтобы воплощать свои (возможно великие идеи) скапливаются именно в этих зданиях. Они циркулируют по факультетам, тусуются в обширных рекреациях, посещают библиотеки и живут (да-да, живут!) в главном здании Университета – так как там есть и общежитие, и профилакторий. В самой центральной части ГЗ размещаются бассейн, клуб и кинозал.
В боковых корпусах главного здания еще при строительстве были спроектированы квартиры для сотрудников. Так называемые академические. Сейчас администрация пытается выселить их обитателей и наложить на этот жилой фонд лапу – слишком дорогое и престижное там жилье, хоть и уступает оно современным новостройкам. Академические старички, старушки, внуки и племянники борются за право занимать жилье, заслуженное блестящими умами их маститых родственников. Но речь не о том, удастся ли им отстоять свое право на проживание в своих необычных квартирах. Повествование идет о другом – то, что такие квартиры существуют, и в немалом количестве – это удивительно само по себе!


Корпус главного здания с жилыми квартирами.

Внутри ГЗ спроектированы и размещены многочисленные столовые, почта, телеграф, парикмахерская, химчистка, фотография, несколько магазинов, огромное лифтовое хозяйство, поддерживающее в образцовом порядке, - пассажирские и грузовые лифты, поднимающие и спускающие всех желающих на высоту 33 этажа и обратно. Жители ГЗ могут не выходить за пределы месяцами, поскольку для этого нет никакой надобности.
На верхних этажах ГЗ размещается Музей Землеведения, радиостанция, конторы работников внутренней службы. Не всякий человек может попасть на самую верхотуру МГУ, ибо она находится под особой охраной.
Далеко не каждому известно, что в ГЗ существует 21 этаж с круглыми редкими окнами – иллюминаторами. Снаружи он располагается на уровне оранжевой линии, завершающей основную часть здания, под башнями.


Башня, хорошо видны окна-иллюминаторы

Внутри этого этажа, именуемого техническим, находится гигантское лифтовое хозяйство Университета. От качества работы транспорта зависит безопасность и четкость работы всех служб Университета. Специальный технический лифт перевозит только сотрудников, пожарную охрану, уборщиц и милицию. Лифтовое хозяйство МГУ работает круглосуточно. В техническом лифте посменно дежурят сотрудники, лифт снабжен телефоном, по звонку которого они приезжают на нужный этаж в любое время суток. На ночь технический лифт переходит в «спокойный режим»: лифт спускают в специальное помещение, где с открытыми дверями уже стоят другие, отключенные на ночь лифты. Дежурные бодрствуют в этой комнате у телефона, по которому их смогут вызвать в любой момент. Форс-мажорные ситуации случаются редко, - бомжи Университет, к счастью, не жалуют, но вот маньяки, привлеченные гигантским скоплением молодой энергии, в Универе не переводятся. Перед самой Спартакиадой 1985 года в ГЗ скрывался какой-то известный маньяк, он проникал в здание через ворота, куда подвозили продукты для столовой, и милиция вылавливала его по закоулкам несколько суток. Выловила.
Не секрет, что не только энергия в чистом виде, но и просто наличие молодых симпатичных девушек, съехавшихся учиться со всех уголков мира, привлекает маньяков. Во времена моей работы и учебы в почтенной альма-матер каких только образчиков маньячного племени я не повидала: от съехавших с ума преподавателей, до молодых экстремистов, пытавшихся запустить руки под мини юбку во время посадки в троллейбус.
Некий молодой человек шатался по поликлинике. Он подсаживался в очередь к студенткам, ждущим приема врача, изводил их нудными домогательствами и долго провожал до тех пор, пока жертвы не придумывали способа, как от него отделаться…

В определенных местах лесополосы и парковой зоны, окружающих Университет, настроение может резко смениться с бодрого и спокойного на грустное или взвинченное. В длинных яблоневых аллеях внезапно накатывают приступы тоски по несбывшемуся, и смутная надежда на какое-то неведомое космическое будущее постоянно щемит сердце чувствительного человека, если он находится на территории Универа в течение продолжительного времени.
Как и во всем Университете, мрачные стены биофака выложены деревянными панелями, за которыми устроены ниши для хранения препаратов и архивы. В холлах, именуемых по старинке рекреациями, стоят такие же древние, сталинских времен деревянные шкафы.



Не смотря на наличие чердачных и подвальных помещений, кафедрам все равно не хватает места, - многие туалеты переоборудованы под лаборатории, и оборудование часто захламляет коридор.
По неведомым причинам во всем здании биофака, кроме столовых и учебных аудиторий очень тусклое освещение – впору хоть фильм ужасов снимай… Стены там действительно странные – внутри них под тонким слоем штукатурки и фанеры находятся огромные полости. Однажды на первом этаже обветшал большой участок стены, штукатурка выкрошилась и рядом со столовой долго зияла огромная дыра, ведшая в подвал. В эту дыру каким-то образом проникли бродячие кошки, которых долгое время подкармливали добрые студенты и сотрудники столовки, прозванной «тошниловкой». Работники этой столовки носили гордое звание «тошниловцев».



Позади последнего ряда кресел в ББА (большой биологической аудитории)находится мрачноватый холл:



На стене этого холла красовалась гигантское шестиметровое полотно, живописавшее достижения советского сельского хозяйства: по необъятным полям бродили Не то пятнистые буренки, не то - жирные розовые свиньи (теперь уже не помню точно). В 90-е годы оно куда-то исчезло, вероятно было похищено и продано за границу за большие деньги, а возможно - просто порвано вандалами и вывалено на факультетскую помойку. Во времена моей студенты часто назначали встречи «под коровами», если хотели уединиться и поговорить с глазу на глаз. Люди избегали долго находиться в этом холле, и я часто видела сотрудниц, бегущих мимо - просто из желания поскорее покинуть неприятное место.


Это уголок рядом с "коровами", ведущий на закрытую лестницу в аудиторию.

Тут провела я немало печальных минут, предаваясь чувству какой-то всепоглощающей безысходности. Я сидела, тоскуя на этом самом подоконнике. Решетки тогда никакой не было - просто безлюдная ниша с окошком, открывавшем вид на серое небо, серые дорожки с такими же серыми кустами и голыми деревьями. Как же велико было мое удивление, когда при встрече с бывшей однокурсницей, она выслушала мои воспоминания и огорошила меня, сказав, что не могла даже и вообразить меня тоскующей, - столь солнечным человеком я ей казалась...
Люстры, колонны, мраморные лестницы Университета настраивают на серьезный и торжественный лад. На каждом факультете есть множество особых предметов, связанные с этой наукой. На биофаке – препараты и чучела, часто выставленные в витринах прямо в коридорах здания, на физфаке – физическая аппаратура, у химиков – свои приборы и материалы.




У геологов экспонируются руды, минералы и окаменелости в витринах и шкафчиках, а стены украшены картинами советской эпохи, показывающими карьеры, горные разработки и добычу полезных ископаемых.



Дерзну утверждать, что все эти необычные предметы являются своего рода артефактами. Сведущий в магических науках человек или, скажем, опытный экстрасенс мог бы во всем этом разобраться яснее. Слишком большое скопление необычных вещей и нестандартно мыслящих людей, не покидающих территорию ни днем, ни ночью, делают МГУ и прилежащие к нему окрестности совершенно особенным, уникальным по своим свойствам местом.
Я думаю, что новобрачные правильно посещают Смотровую площадку и загадывают там желания для начала своей совместной жизни. Это здание было построено во имя будущего Советской науки. Но люди, населявшие его раньше и обитающие сейчас, думают не только о коллективном и великом, а так же о своем, личном, персональном, но несомненно светлом и великом будущем. Они устремлены с надеждой вперед, и мудростью наполняется их взор, обращенный назад – к делам славного прошлого, к подножию гигантов, на плечах которых мы все, как известно...
Tags: Галиен Марк пишет о снеге, заметки, странные места, текст, фото
Subscribe

  • Выставка кукол в Гостином дворе.

    Эйса поймала массу кайфа и прикупила массу ништяков: принесла домой куклу Паола Рейна (без одежды, но сошью, а ботинки куплю - ими полнилась…

  • Одёжки. Часть 2 и последняя.

    Пост с одёжками завершающий. Это не потому, что одежды больше нет, есть, много, но она уже давняя и я ношу новое. А что делать со всем остальным.…

  • Одёжки

    Начиная с осени накупила себе разных одёжек. Джинсы и толстовки показывать не планирую, а вот платьишки покажу. И юбку мечты. И костюмчик. Никогда не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Выставка кукол в Гостином дворе.

    Эйса поймала массу кайфа и прикупила массу ништяков: принесла домой куклу Паола Рейна (без одежды, но сошью, а ботинки куплю - ими полнилась…

  • Одёжки. Часть 2 и последняя.

    Пост с одёжками завершающий. Это не потому, что одежды больше нет, есть, много, но она уже давняя и я ношу новое. А что делать со всем остальным.…

  • Одёжки

    Начиная с осени накупила себе разных одёжек. Джинсы и толстовки показывать не планирую, а вот платьишки покажу. И юбку мечты. И костюмчик. Никогда не…