eisa_ru (eisa_ru) wrote,
eisa_ru
eisa_ru

Categories:

Братец Ноябрь

Братец Сентябрь http://eisa-ru.livejournal.com/124049.html
Братец Октябрь http://eisa-ru.livejournal.com/124203.html


Длинный мягкий дождь заглушал лай собак и пение электричек. Словно серые лапы свои он накладывал на уши. Вероника смотрела в экран безмолвного телефона. Серой личинкой телефон застыл в ее руке.
А ты - ты стал куколкой, ты ушел в дождь, не допев свои песни – наши теперь уже песни, песенки беладонника… Первый осенний заморозок убил тебя, ты навеки стал недоступным. И если ты где-то живешь – то это мир снов, параллельный мир. Хотя там до сих пор стоит плита в глубине огромной пустой кухни, а в самом дальнем углу – кухонный стол. «Олл ю нид из лав», - было только вчера, «Естидей, ай нид ю» - вчера, вчера только было!
А сегодня дождь, дождь, дождь сыплет серую морось на сплетенные ветви, на крыши, на дорожки, звенит по опрокинутым ведрам у крылечка. Чавкает под ногами, разъедает старые доски, кормит зеленый до самой зимы мох на крышах сараев, под опрокинутым корытом, в дупле соседского вяза. Медленными слезами течет по стеклу…

* * *

Накинула Вероника на плечи шаль поверх вязаной кофты, поверх шали – быстрорвущийся китайский плащ, недолговечный, как лето. Под ногами - прелый ковер листвы в разноцветных узорах. Все сидят по домам, только вода монотонно шуршит по листьям. В мерзлой ручонке - телефон. Я зарою его на зиму, зарою на кладбище.
Схороню под яркий кленовый лист. Пусть весной прорастет из него хрупкая личинка цветка. Или зеленая личинка дерева. Ты стал куколкой с первым весенним заморозком… Ты не смог дождаться зимы, холода сгубили тебя, милый.
Вероника идет к мертвым меж косых нитей дождя, меж чугунных заборчиков с лавочками. С ней здороваются все они, что лежат под крестами и плитами: милиционер, доярка, механизатор. На самой большой из могил сидит дурачок Поликарп, кушает розовое с желтизной яблоко. Протягивает, улыбается: Тетя, хочешь? Откуси яблочка, ты добрая.

* * *

Ледяной горький чай разливает Ноябрь по грязным стаканам дворов. Плавают в нем мутные лимоны окон. В одном из окон в желтом дрожащем свете движет кистью художник Евгений.
Две картины стоят на мольбертах. Одна прикрыта грубой синеватою тканью. Светлым пятном мерцает другая. На ночь Евгений закроет и этот мольберт. Словно две закутанных статуи живут в его комнате. По ночам статуи молча кивают закутанными головами, делают знаки друг другу краями тряпиц, но никто этого не видит. Ранним утром Евгений открывает одну - ту, что пишет он по утрам – в синем платье с кружевным воротником и манжетами, в туфлях с французским каблуком-рюмочкой смотрит она из глубины холста, кивает приветливо головкой с причудливо заплетенными волосами.
Вечерами пишет другую: из темного фона выступает извилистый силуэт в платье глухом и коричневом, с волосами как темная медь.
Но лица, носа, глаз – нет у обеих…
И ждет, каждый день ждет Евгений предначертанной встречи.

* * *

Серого дождя шорох, холодные липкие капли.
Вероника бредет и бредет по аллеям: Поликарпушка промок и отстал, сныкался под крышею ветхого склепа, бормоча жалобно.
На пути большой древний крест – на пестром граните не разобрать надписей. Молодая ведьма Ирина делает шаг навстречу, из-за креста.
Медленно протекает за деревьями мелодичная электричка.
Протянула руку Ирина, в ней – зеленый прямоугольник картона, на картоне мутная, поврежденная фотография. Стан, окаймленный корсетом, платье с кружевным воротником, пышные, собранные на головке волосы, руки в лайковых перчатках. Сверкают из сероватой мглы глаза, этот взгляд живет в каждом зеркале вероникиного дома – то лукавый, то грустный, то внутренне сосредоточенный. Вероника так и впилась в картинку глазами.

- Вероника, поведай мне свое горе! Мы проучим того, кто обидел тебя, того, кто отнял у тебя все дары, кто лишил тебя своего Я и повернулся беспечно спиною. Мы заколдуем их всех, всех, кто забыл о нас, мы заключим в хрустальный кокон Зимы, и они никогда не узнают о Лете. Мы сделаем так, что весна не придет к ним, и солнце будет светить им сквозь мутное облако. И туман приползет в их дворы, коснется замков, и замки заржавеют навек, и они не сумеют выйти из дома. Они никогда не смогут выйти из дома. Они умрут от холода, голода, от одиночества. Мы нашлем на них пауков, и пауки заплетут их мертвые тела в белесые коконы, а потом эти коконы пропитаются тленом и пылью.
- Ирина, зачем? Пусть они живут своей жизнью. Я и без них чувствую вечность.
- Ты – моя сестра, та, что жила за две жизни до нас. Я сразу узнала тебя, Вероника. Я хочу смеяться над всем, я хочу летать, я хочу, чтобы тебе было весело. А твоя вечность – она холодна как этот дождь, вечность - она ужасно грустная.

* * *
На пороге стоял удивленный Евгений:
- Та, что была с тобою в прошлый раз, была ее сестрой? Сестрой Александрой?
- Сестра Александра жила полтора столетия назад – вот ее карточка. Это правнучка ее – Вероника.
- Я танцевал с призраком? Я хотел рисовать призрака? Я пел и играл призраку и призрак улыбался мне?
- Рисуй живых, рисуй нас, Евгений!

С каждым взмахом кисти все ярче проступали на картинах лица - острые черты Ирины, мягкие черты Вероники. В синем платье прабабушки, с гитарой в руке под резной рамой невесть какой картины, на фоне портьеры зеленого плюша, со шляпой с пером у ног и рассыпанными листиками бумаги «верже», испещренными мелкой вязью старинной скорописи.
В темном платье до пола, в обрамленье оранжевых кос, с куклой в руке, с беспечальным и дерзким взглядом - детским взглядом беглянки не пойманной. Непослушной девчонки среди раскиданных книг, маленьких баночек, коробков с рукодельем запутанным, клубков ало-бурых нитей, иголок и спиц, и жестянок с надписью «Эйнем» и «Мэджик».
Когда кончится дождь, я спою, я сыграю на крыше вам «Олл тзе литтл притти хорсез».

2011
Tags: лирика, текст
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Выставка-ярмарка у Муры.

    Участвовала вчера на выставке-ярмарке в мастерской у muramur. Ну что сказать - продажи минимальные, зато время пролетело - как одна…

  • Новые украшения. Сотворяшки

    Грядет приятная распродажа в мастерской Муры Мур, она же Маша Стрельцова. А я между тем наделала новых украшений и до сих пор не выложила.…

  • Выставка кукол в Гостином дворе.

    Эйса поймала массу кайфа и прикупила массу ништяков: принесла домой куклу Паола Рейна (без одежды, но сошью, а ботинки куплю - ими полнилась…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

Recent Posts from This Journal

  • Выставка-ярмарка у Муры.

    Участвовала вчера на выставке-ярмарке в мастерской у muramur. Ну что сказать - продажи минимальные, зато время пролетело - как одна…

  • Новые украшения. Сотворяшки

    Грядет приятная распродажа в мастерской Муры Мур, она же Маша Стрельцова. А я между тем наделала новых украшений и до сих пор не выложила.…

  • Выставка кукол в Гостином дворе.

    Эйса поймала массу кайфа и прикупила массу ништяков: принесла домой куклу Паола Рейна (без одежды, но сошью, а ботинки куплю - ими полнилась…